все поля обязательны для заполнения!


 
« "СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОТЕСТ БОЛЬШЕ НЕ ОКАЗЫВАЕТ ВЛИЯНИЯ НА РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ" »

Результаты региональных и местных выборов, прошедших 10 октября, могут показаться несколько неожиданными. Общественные настроения, безусловно, меняются. Это видно и по росту критических публикаций даже в самых лояльных изданиях, и по нежеланию большинства кандидатов, выдвинутых «Единой Россией» по одномандатным округам, афишировать свою связь с партией власти, и по массовому равнодушию к шумным кампаниям вроде борьбы с коррупцией или реформы милиции. Но, несмотря на это, «Единая Россия» не только не потеряла голоса избирателей, но даже несколько улучшила свои результаты по сравнению с мартовскими выборами. Однако, к сожалению, здесь нет никакой загадки.

Итоги голосования стали еще одним тревожным признаком того, что не только общество в целом, но и элитные группы, связанные с региональной и местной властью, утратили доверие к политической системе и не рассматривают существующие политические механизмы как средство решения проблем, с которыми столкнулась страна.

Что может дать победа на выборах в региональное законодательное собрание? Практически ничего. Победившая партия не может остановить экспансию корпораций, заставить их соблюдать трудовое законодательство или прекратить уничтожение малого и среднего бизнеса в их интересах. Для этого необходимо изменить систему власти на общенациональном уровне, законодательно ограничить олигархическое господство. Поэтому региональные элитные группы больше не рассматривают органы представительной власти как инструмент защиты своих интересов, полагаясь больше на неформальные договоренности с губернаторами, мэрами или теми же собственниками и руководителями корпораций. А они в свою очередь давно привыкли решать свои вопросы за пределами политической сферы при помощи коррупционных механизмов и контроля над судебной и правоохранительной системой. Поэтому избирательные кампании в большинстве регионов (за исключением Новосибирска и Самары, где вступили в жесткое столкновение «единороссы» и «Справедливая Россия») были довольно вялыми. Напряженная борьба наблюдалась только там, где существуют конфликты внутри регионального руководства (например, в Нижнем Новгороде, где враждуют мэр города и губернатор области), но и там она часто шла за пределами политического пространства, выливаясь в интриги внутри «Единой России».

Что же касается подавляющего большинства избирателей, то они хорошо понимают, что от расстановки сил внутри регионального парламента сегодня практически не зависит состояние социальной сферы. Местного самоуправления как самостоятельной силы в стране практически не существует, его еще только предстоит создать.

Органы законодательной и представительной власти на практике не могут оказать влияние на уровень тарифов ЖКХ, цены на продукты питания, размеры пенсий и социальных выплат. А именно эти вопросы и волнуют общество в первую очередь. Благоустройство дворов и улиц избиратели вновь доверили правящей партии, справедливо рассудив, что в нынешней ситуации вряд ли какая-нибудь другая политическая сила сможет справиться с этой деятельностью. Но это не значит, что рост протестных настроений замедлился или с действующей региональной властью стали связываться какие-то массовые надежды. Увеличение социального недовольства больше не оказывает влияние на электоральное поведение. Исключение составили лишь те города и поселки, где местная власть вызывает в буквальном смысле слова всеобщее раздражение. Там протестное голосование принимает массовый характер. Именно это и произошло в Ангарске, где коммунисты сумели получить в городской Думе 12 мест из 15, а оставшиеся 3 депутатских кресла достались самовыдвиженцам. Этот случай нельзя назвать ни успехом КПРФ, ни провалом власти.

Он лишь говорит о том, что равнодушное отношение к политической системе иногда сменяется взрывом негодования, воспользоваться этим протестным всплеском может политическая сила, которую носители протестных настроений считают главным противником действующей власти.

Но в масштабах страны социальный протест больше не находит выражения в политическом пространстве. И это чрезвычайно тревожный сигнал, как для власти, так и для оппозиции.

13 Октябрь 2010
Автор

редактор отдела политики, политический аналитик

Читайте также


Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ИДЕЯ МИНСЕЛЬХОЗА О КОНТРОЛЕ ЗА СБОРОМ ЯГОД И ГРИБОВ - ЭТО АБСУРД
ОТ НЕФТЯНИКОВ НЕЛЬЗЯ ОЖИДАТЬ НИКАКИХ ГАРАНТИЙ ПО СДЕРЖИВАНИЮ РОСТА ЦЕН НА ТОПЛИВО
ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ИЗБЫТОЧНОГО ТРАФИКА МЕГАПОЛИСА НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ВОЗМОЖНЫМ
ТРИЛЛИОНЫ ДОХОДОВ ГОСКОРПОРАЦИЙ ИДУТ В КАРМАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОЛИГАРХИЧЕСКОГО КАПИТАЛА

Новости
17.07.2019 На высшую должность в Евросоюзе утверждена Урсула фон дер Ляйен
17.07.2019 Закон о госязыке на Украине будет скорректирован после выборов в Раду
16.07.2019 Левада-Центр: Треть россиян допускает возможность в ближайшее время массовых забастовок
16.07.2019 Россия выступила против санкций Евросоюза в отношении Турции
16.07.2019 ЕСПЧ получил от россиянок около сотни жалоб на домашнее насилие
16.07.2019 Мировой голод растет третий год подряд - ООН

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"