все поля обязательны для заполнения!


 
ДВА ОБЛИКА ЛЕНИНА
ВЛАДИМИР ШЕВЧЕНКО
доктор философских наук, главный научный сотрудник Института философии РАН

Ленин по праву считается самым выдающимся политическим и государственным деятелем XX века не только Российского государства, но и всего мира. Ленин как личность по своим масштабам просто необъятен. Он навсегда принадлежит российской и мировой истории и потому всю его творческую и политическую деятельность необходимо рассматривать именно в этом контексте.

Два принципиально различных периода выделяются в его жизни. Первый период – это период профессиональной революционной деятельности, когда он ставит перед собой цель революционного преобразование старого, отжившего мира. И он достигает своей цели. Ленин в Октябре 1917 года становится во главе Советского государства рабочих и крестьян.

Второй период в жизни Ленина, весьма непродолжительный по времени, но очень насыщенный и в теоретическом, и в практическом отношениях, наступает после Октября 1917 года, когда перед Лениным возникают совершенно новые, неизвестные классическому марксизму задачи, связанные с построением первого в мире социалистического общества.  Если представить себе масштабы и результаты деятельности Ленина в этот период, то его следует признать не просто реформатором, а великим реформатором. Эти два периода в жизни Ленина раскрывают перед нами два лика, два образа Ленина - революционный и реформаторский - в их единстве и неразрывной связи.

Литература о революционной деятельности Ленина практически необозрима. Образ Ленина как реформатора остается все еще, столетие спустя, даже более сложным и не до конца понятым, нежели образ Ленина как профессионального революционера.

По-прежнему не утихают дискуссии и споры об исторической судьбе нэпа, всего теоретического наследия и политических практик послеоктябрьского Ленина. Этот путь от нэповской России к России социалистической, который наметил Ленин, вводя политику нэпа, был ли реалистичным в тех конкретно-исторических условиях или обстоятельства оказались сильнее намерений? Правильное понимание нэпа сегодня весьма актуально для всех не-западных стран, стремящихся к социальному освобождению, к социализму. И сегодня в марксистской литературе по этому самому важному, ключевому вопросу социалистического движения нет единства во взглядах. Главную роль в современной интерпретации нэпа играет китайский опыт, на наш взгляд, опыт успешной реализации нэповских идей.

Ленин как великий реформатор

После завоевания партией большевиков государственной власти в России Ленин становится подлинным реформатором, который в ходе постоянных поисков, совершения ошибок, их признания и преодоления открывает реально возможный путь к построению социалистического общества в постреволюционной России.

Сразу после Октябрьской революции Ленин и практически все руководство большевистской партии придерживалось той точки зрения, что успешное строительство социализма возможно в стране только при помощи более развитых стран Запада, в которых должна произойти социалистическая революция. Ленин не один раз говорил об этом. С тех пор и по сегодняшний день Ленина постоянно обвиняют в стремлении раздуть пожар мировой социалистической революции.  Известно, однако, что в Европе продолжалась империалистическая бойня, которая привела к бессмысленным жертвам миллионов людей. Поэтому стремление к социалистическому переустройству старого мира было огромным и вполне естественным не только у рабочего класса, но и во всем левом движении, и конечно среди прогрессивной интеллигенции.

Уверенность в скором приходе мировой революции у Ленина постепенно исчезает к концу 1921 г. Молодое советское государство с 1918 по 1921 год, когда идет гражданская война, целиком во власти военного коммунизма, который имел определенное оправдание в глазах крестьянства, но после окончания войны против политики военного коммунизма начались массовые выступления крестьян, крупные восстания. Росло недовольство рабочих в городах.

К тому же стало очевидным, что молодой Советской республике на реальную помощь с Запада рассчитывать не приходится. А построить социализм без помощи более развитых государств невозможно, как считало тогда руководство партии, ввиду отсутствия материальных предпосылок. Теоретический тупик привел к растерянности в рядах партии - что же дальше делать и не напрасна ли была Октябрьская революция.

В такой тревожной ситуации происходит пересмотр Лениным основной методологической установки. «Для настоящего революционера самой большой опасностью, — может быть, даже единственной опасностью, — является преувеличение революционности, забвение граней и условий уместного и успешного применения революционных приемов. Настоящие революционеры на этом больше всего ломали себе шею, когда начинали писать «революцию» с большой буквы, возводить «революцию» в нечто почти божественное, терять голову, терять способность самым хладнокровным и трезвым образом соображать, взвешивать, проверять, в какой момент, при каких обстоятельствах, в какой области действия надо уметь действовать по-революционному и в какой момент, при каких обстоятельствах и в какой области действия надо уметь перейти к действию реформистскому»[1].

От идеи о невозможности построить социализм в одной России без торжества мировой социалистической революции Ленин приходит к идее о возможности для России строить социализм "в одиночку" даже при существовании капиталистического окружения.

Эта мысль с наибольшей ясностью и определенностью была выражена в речи на IX Всероссийском съезде советов (декабрь 1921 г.): «Первой заповедью нашей политики <…> это быть начеку, помнить, что мы окружены людьми, классами, правительствами, которые открыто выражают величайшую ненависть к нам. Надо помнить, что от всякого нашествия мы всегда на волоске. Мы все сделаем, что только в наших силах, чтобы это бедствие предупредить. <…> А дорога наша — верная, ибо это — дорога, к которой рано или поздно неминуемо придут и остальные страны. По этой верной дороге мы начали идти. Надо только детально взвешивать каждый малейший шаг, учитывать все свои малейшие ошибки, и тогда мы добьемся своего на этом пути.»[2]

 Мысль Ленина, как и многие другие, высказанные на Съезде, уже содержала в себе идею построения социализма в одной стране. Но в то время идея Ленина опережала господствующие настроения в партии. Она была в полной мере осознана партией позднее - в 1924 году, уже после его кончины.

Нэп означал определенное отступление как обратное движение из тупика до поворота на новую дорогу, но он не означал восстановления капиталистического строя, хотя на восстановление капиталистического сектора постоянно указывал сам Ленин. По убеждению Бухарина, "нэп вовсе не есть сплошное отступление и что развитие нэпа, развитие рабочего класса и деревни вовсе не есть попятный ход красного пролетарского рака. Мы можем сказать наоборот, что и мы наступаем на рельсах новой экономической политики".[3]

Допуская, что капиталистические державы дадут России "передышку", Ленин ставит вопрос, сможет ли страна строить и достроить социализм? В статье «О кооперации» Ленин перечисляет основные, самые важные условия, которые существуют в наличии:

Первое условие: государственная власть в России находится в руках рабочего класса, ни с кем власть не разделяющего.
Второе условие: земля и подавляющая часть важнейших средств производства социализирована, принадлежит рабочему государству, а это значит, что государственные предприятия являются предприятиями "последовательно-социалистического типа".

Третье условие: в России оказался осуществленным союз пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян и в этом союзе пролетариату "обеспечена" роль руководителя крестьян.

Четвертое условие: -- строительство кооперации. Кооперация дает возможность перехода к новым порядкам путем простым, легким и доступным для крестьянства. «Одно дело фантазировать насчет всяких рабочих объединений для построения социализма, другое дело научиться практически строить этот социализм так, чтобы всякий мелкий крестьянин мог участвовать в этом построении.
<…> Мы вправе сказать, что простой рост кооперации для нас тождествен с ростом социализма, и вместе с этим мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм. Эта коренная перемена состоит в том, что раньше мы центр тяжести клали и должны были класть на политическую борьбу, революцию, завоевание власти и т.п. Теперь же центр тяжести меняется до того, что переносится на мирную организационную «культурную» работу." [4]

В своем последнем публичном выступлении в ноябре 1922 года на заседании Пленума Моссовета Ленин с полной уверенностью говорит об окончательной победе нэпа: «Мы перешли к самой сердцевине будничных вопросов, и в этом состоит громадное завоевание. Социализм уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего, или какой-либо отвлеченной картины, или какой-либо иконы. <…> Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться. Вот что составляет задачу нашего дня, вот что составляет задачу нашей эпохи. <…> все мы вместе решим эту задачу во что бы то ни стало, так что из России нэповской будет Россия социалистическая». «Поэтому нэп продолжает быть главным, очередным, всеисчерпывающим лозунгом сегодняшнего дня».[5]

Второе главное теоретическое открытие Ленина сформулировано в его небольшой статье «О нашей революции (по поводу записок Н. Суханова)». Ленин внес существенное дополнение в развитие представлений Маркса о путях перехода от капитализма к социализму.

Известно, что Маркс сформулировал условия, при которых возможен приход пролетариата к власти. Этому предшествует долгое развитие производительных сил, централизация капиталистического производства, обобществление труда, рост пролетариата, его объединение. Ленин говорит: это не есть универсальный закон мирового развития. Октябрьская революция наглядно показала, что возможен и другой путь. Пролетариат, точнее говоря, его партия, может стать у власти при отсутствии необходимых материально-экономических и культурных предпосылок. Ленин говорит об изменениях в порядке чередования фаз революции. Почему нельзя взять власть, а потом доделывать экономические и культурные предпосылки нового строя. Правда, Ленин не делает здесь всех выводов по поводу того, какие сложнейшие проблемы, неведомые классическому марксизму, здесь возникают. Но в этом трагизм всей проблемы, как мы увидим в дальнейшем. Итак, теперь согласно марксистской теории, развитой далее Лениным, существует два вида перехода к социализму.

Ситуация, сложившаяся в 1920-е годы в партии и стране, может быть охарактеризована в виде двух альтернатив.
Оппозиция в лице левых коммунистов, сегодня их называют левыми глобалистами, по-прежнему стояла на позициях мировой социалистической революции. Троцкий был главным среди них. В 1923 г. в апреле на XII съезде партии, Троцкий в своем докладе о положении в промышленности говорил о громадной опасности, созданной тем, что «мы рыночного дьявола вызвали на свет»[6]. Боязнь этого дьявола, другими словами, нэпа, проявилась у Троцкого в следующих словах: «Первый итог нэпа таков: оживление есть, но пока что с убытком для нас». «Начинается эпоха роста и развития капиталистической стихии. И кто знает, не придется ли нам в ближайшие годы каждую пядь нашей социалистической территории: т. е. каждую частицу государственного хозяйства под нашими ногами, отстаивать зубами, когтями против центробежных тенденций частнокапиталистических сил?» «Наши успехи на основе новой экономической политики автоматически приближают ее ликвидацию, ее замену новейшей экономической политикой, которая будет социалистической политикой».[7]

На первый взгляд, такие заявления выглядят правильными, хотя и преждевременными. Но вскоре выяснилось, что с точки зрения оппозиции основу настоящего социализма составляет все тот же военный коммунизм, лишь переиначенный под нужды борьбы с политикой нэпа. Нэп, разрушая эту систему, меняет тем самым, по их мнению, социалистический характер военного коммунизма. Поэтому нужно не разрушать систему военного коммунизма, а совершенствовать ее. Троцкий, Пятаков, Преображенский и их единомышленники имели в виду образование некоего аппарата планирования, который все будет учитывать, всем давать директивы, все двигать в согласии с поставленной целью -- направить развитие производительных сил по "социалистическому каналу". Партия отвечала Троцкому, что при нэпе планирование не может иметь такого характера, как при военном коммунизме. Но даже и в этом случае, согласно Троцкому, страну ожидает перерождение государственного строя, если не будет мировой революции. «Противоречия, — писал Троцкий, — в положении рабочего правительства в отсталой стране с подавляющим большинством крестьянского населения смогут найти свое разрешение только в международном масштабе, на арене мировой революции пролетариата. <…> Победоносный пролетариат должен будет сознательно стремиться к тому, чтобы русская революция стала прологом революции мировой».[8] Троцкий пишет, что эти мысли, высказанные им еще в 1905 году, находят полное подтверждение в 1922 году.

Официальное признание нового взгляда на строительство социализма "в одной стране" впервые выражено в резолюции, принятой XIV конференцией РКП(б), происходившей 27-29 апреля 1925 г. «Вообще победа социализма (не в смысле окончательной победы) безусловно возможна в одной стране.»[9] Позднее, на XIV съезде партии в декабре 1925 г. эта резолюция была объявлена одним из важнейших документов в истории большевистской партии. «Съезд считает, что борьба за победу социалистического строительства в СССР является основной задачей нашей партии»."[10]

Время со второй половины 1924 года и до середины 1926 года можно назвать временем наивысших достижений партии в проведении нэпа – новой экономической политики. Идет интенсивное развитие ленинских идей - от общих теоретических положений к конкретным практикам.

В поведении сторонников нэпа происходят очень большие изменения. Они становятся убежденными реформистами. Руководство партии все время напоминало, что нужно следовать последним заветам Ленина -- "двигаться вперед неизмеримо, бесконечно медленнее, чем мы мечтали"[11], "перестать нервничать, кричать, суетиться"[12], твердо усвоить, что теперь «на место этого (революционного) подхода, плана, метода, системы действий ставим (еще не «поставили», а все еще только «ставим» и не вполне это осознали) совершенно иной, типа реформистского».[13]

Главными выразителями и защитниками нэповской политики Ленина были Бухарин, Рыков, Дзержинский.
Бухарин неоднократно говорил о том, что колхоз не есть столбовая дорога к социализму. Такого же убеждения держались многие руководители партии. На первое место они ставили кооперирование, а затем уже коллективизацию, которая не считалась главной линией социалистического преобразования крестьянского хозяйства.

 Еще одно теоретически важное суждение было сделано Лениным при разработке основных положений нэпа. "В нашей Советской Республике социальный строй основан на сотрудничестве двух классов: рабочих и крестьян, к которому теперь допущены на известных условиях и "нэпманы", т.е. буржуазия."[14]

Идея Ленина заключалась в том, что возможно и необходимо использование прежнего «врага» для строительства социализма, и тогда меняется коренным образом отношение партии к классовой борьбе. Важно не преднамеренно обострять ее, а решать острые вопросы не административными, а экономическими методами.

Позиция Бухарина в этом вопросе становится особенно ясной из его речи на XIV съезде партии. Критикуя книгу Зиновьева о ленинизме, Бухарин отметил: «Если бы вы стали там искать такие принципиально важные места, <…> как перемена лозунга гражданской войны на лозунг гражданского мира, вы там этого не найдете. Товарищ Ленин говорил, что тот смешон или еще хуже, кто не понимает, что в нашу эпоху лозунг гражданской войны сменяется лозунгом гражданского мира. А это важнейшая вещь для понимания всей тактики нашей партии».[15] Кстати, с таким подходом был согласен и Сталин, который в целом поддерживал эти идеи и тоже проводил их в жизнь. Это видно из его доклада активу Московской организации РКП(б) «К итогам работ XIV конференции РКП (б) в мае 1925 года. Это доклад интересен также и тем, что Сталин последний раз включил его в сборник своих работ «Вопросы ленинизма» в 9 издание в 1933 году.

«Некоторые товарищи, - говорил тогда Сталин, - исходя из факта дифференциации деревни, приходят к выводу, что основная задача партии – это разжечь классовую борьбу в деревне. Это, товарищи, неверно. Это -- пустая болтовня. Не в этом теперь наша главная задача. Это перепевы старых меньшевистских песен из старой меньшевистской энциклопедии.

Главное теперь вовсе не в том, чтобы разжечь классовую борьбу в деревне. Главное теперь состоит в том, чтобы сплотить середняков вокруг пролетариата, завоевать их вновь. <…> сомкнуться с основной массой крестьянства, поднять ее материальный и культурный уровень и двинуться вперед вместе с этой основной массой по пути к социализму. <…> Надо добиться того, чтобы крестьянское хозяйство было включено в общую систему советского хозяйственного развития.»[16]

В стране в середине 20-х годов поднялось сильное движение в поддержку этой линии партии в среде интеллигенции, которая до этого всячески сторонилась активного участия в позитивной работе. В частности, успешно решалась проблема кулака. Уходят в прошлое кулаки мироеды дореволюционного времени. Левая оппозиция все время пытается крепкого середняка, зажиточного крестьянина, ведущего свое хозяйство без применения наемного труда, выдать за кулака. Бухарин, выдвинув тезис об обогащении, говорил о том, что нужно создать такие условия, чтобы крепкий, состоятельный хозяин не боялся вкладывать деньги в свое хозяйство, пользоваться банками и кредитами. Председатель Совнаркома А. Рыков также говорил на XIV конференции РКП(б), «что значительная часть спора о «кулаке» и «хозяйственном мужике» может быть устранена, как совершенно беспредметная. <…> Административными мерами с частным капиталом мы теперь не должны бороться. Взаимоотношения между государственным и частным капиталом складываются на основе экономического соревнования, конкуренции."[17]

Нэп оказался не просто отступлением. Он открыл дорогу к социализму, скажем, современным языком, с российской спецификой. Шел процесс постоянного развития, обогащения и практического воплощения ленинских идей нэпа. Но нельзя забывать, что не только левая оппозиция, но и значительная часть рядовых партийцев выступала против нэпа. Умения дирижировать по-новому отношениями в обществе в рамках гражданского мира, партии явно не хватало. После преждевременной смерти Дзержинского летом 1926 года нэповская линия построения социализма в обществе стала заметно ослабевать.

Главные причины, почему линия нэпа в скором времени потерпела поражение состояли в следующем.

Первая причина - стабилизация капитализма на Западе. Все более агрессивное его отношение к Советскому Союзу, появление фашизма содействовали укреплению тенденции на превращение страны в «осажденную крепость».
Вторая - психология общества, вышедшего совсем недавно из кровавой гражданской войны. На добровольное примирение даже в рамках официального партийного аппарата рассчитывать особенно не приходилось. Ленин говорил много раз, что гражданская война и военный коммунизм породили стойкое представление о невозможности соединения социализма и частной собственности. И совсем чудачеством представлялась фраза Ленина о том, чтобы строить социализм руками своих врагов.

На XI съезде партии в марте 1922 года Ленин с иронией говорил: «Вопрос в том, что ответственный коммунист — и лучший, и заведомо честный, и преданный, который каторгу выносил и смерти не боялся, — торговли вести не умеет, потому что он не делец, этому не учился и не хочет учиться и не понимает, что с азов должен учиться. Он, коммунист, революционер, сделавший величайшую в мире революцию, он, на которого смотрят если не сорок пирамид, то сорок европейских стран, с надеждой на избавление от капитализма, — он должен учиться от рядового приказчика, который бегал в лабаз десять лет, который это дело знает, а он, ответственный коммунист и преданный революционер, не только этого не знает, но даже не знает и того, что этого не знает… У нас 18 наркоматов, из них не менее 15-ти — никуда негодны, — найти везде хороших наркомов нельзя… .»[18]

Третья и главная причина. Социалистический сектор в экономическом плане был недостаточно развит, чтобы вести успешную, чисто экономическую борьбу с родившемся и стремительно набиравшем силу капиталистическом сектором. Отсюда и вырастала опасность внутреннего перерождения советского строя и на этом фоне в качестве противодействия объективного возрастания роли административного фактора.

Гениальная идея нэпа оказалась преждевременной. И даже не столько преждевременной, сколько нереализуемой вследствие отсутствия опыта строительства социализма. Нэп закончился в 1929 году. Сталин взял на себя ответственность за реализацию другой модели социализма. Была построена антикапиталистическая административная модель социализма, в которой не нашлось места практически для всех положений нэпа. Поиск эффективно работающего соединения государственного интереса и частного интереса, к которому стремился Ленин, окончился полным поражением частного интереса в пользу государственного интереса. Но уже к середине 50-х годов модель административного социализма исчерпала свою положительную историческую роль.

Начавшаяся перестройка в конце 80-х годов началась фактически с реабилитации многих положений нэпа. Нэповские идеи Ленина стали предметом интенсивного, хотя и очень кратковременного обсуждения в позднем советском обществе. В конечном счете, в результате политики Горбачева возрожденный им частный капиталистический интерес победил государственный интерес. Потому и потерпел поражение советский социализм.

Великое и непреходящее значение ленинского нэпа заключается в том, и это теперь общепризнано, что нэп – это составная и неотъемлемая часть строительства современного социализма с национальной спецификой в не-западных государствах.

История Советского Союза дала нам две трагические неудачи применения нэповской теории на практике. Но есть блестящий пример использования основных положений нэпа в новых конкретно-исторических условиях последних десятилетий XX века. Это - успешное строительство социализма с китайской спецификой в современном социалистическом Китае.

[1] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т.44. С.223.
[2]Там же. С.296, 312.
[3]Бухарин Н.И. Три речи. М. – Л., 1926, стр. 34.
[4] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т.45. С.370, 372, 376.
[5] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т.45, с.309, 308.
[6] Двенадцатый съезд РКП(б), 17-25 апреля 1923 года. Стенографический отчет. М.: 1968, с.310.
[7] Там же, с. 351, 343.
[8] Троцкий Л.Д. «1905». М.: 1922 // Предисловие, с. 4.
[9] Цит. по: КПСС в резолюциях… Т.3. М.:1984, с.390.
[10] Там же, с.428.
[11] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч., Т.45, с.78.
[12] Там же, с.91.
[13] Там же. Т.44, с.222
[14] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч.Т.45, с.387
[15] Бухарин Н.И. Три речи. М.: 1926, с.67.
[16] Сталин И.В. Вопросы ленинизма. 9-е изд. М.: 1933, с.127-129.
[17] XIV конференция РКП(б): стенографический отчет. М.: 1925, с.85.
[18] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т.45, с. 82, 114-115.

 

17 Апрель 2020

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ДЕФОРМАЦИЯ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКОЙ СОЛИДАРНОСТИ
РОССИЯНЕ СМОГУТ СНОВА ВЫХОДИТЬ НА ПЕНСИЮ РАНЬШЕ
МАРКС, КАЛЕЦКИЙ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ
НЫНЕШНИЙ КРИЗИС СТАНЕТ СЕРЬЕЗНЫМ ИСПЫТАНИЕМ ДЛЯ ВЛАСТИ

Новости
21.05.2020 Задержанные в суде Белоруссии "кандидаты протеста" получили штрафы
21.05.2020 Пособие безработным в 4,5 тыс руб недостаточно, нужен хотя бы уровень МРОТ - ФНПР
21.05.2020 Бельгийские власти пошли навстречу медикам после протестов,
20.05.2020 Сергей Миронов предложил выплачивать по 10 тыс руб на всех детей до 18 лет
20.05.2020 Совет стран ЕС одобрил механизм поддержки занятости на фоне кризиса из-за коронавируса
18.05.2020 Минтруд объяснил решение увеличить срок выплаты пенсионных накоплений

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"