все поля обязательны для заполнения!


 
КИТАЙСКОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В ПРОЦЕССЕ СОЗДАНИЯ
САЙМОН ГИЛБЕРТ
Журналист

За удивительным китайским экономическим чудом стоит история эксплуатации и сопротивления. Богатство новых миллиардеров в стране создавалось трудом миллионов трудящихся-мигрантов, работающих на износ за низкую зарплату, а иногда и без оплаты вовсе, в одних из самых опасных в мире условий. Но несмотря на угрозу правительственных репрессий рабочие научились организовываться, чтобы бороться за свои права.
 По официальным данным, за последние годы условия труда, состояние здоровья и безопасность рабочих значительно улучшились. Количество смертей на рабочих местах сократилось со 100 тыс. в год в середине 2000-х годов до 43 тыс. в 2016 году. Однако по-прежнему китайские рабочие гибнут на работе в десять раз чаще, чем их британские коллеги. По-видимому, эти данные некоторым образом подтасованы. Так, в 2015 году показатели гибели рабочих резко снизились за счет того, что из общего количества были исключены «непроизводственные аварии».
 Количество смертельных случаев в печально знаменитых шахтах Китая сокращается еще быстрее, но по-прежнему промышленные предприятия ежегодно извещают о гибели примерно пятисот человек. Тем не менее, в других сферах, таких, как транспортные услуги, работать становится все опаснее. В одном из последних докладов утверждается, что каждые два с половиной дня только в одном Шанхае погибает или получает серьезные ранения один водитель. Такие случаи обычно классифицируются как дорожно-транспортные происшествия и не попадают в официальные сводки промышленных происшествий.
 В прошлом году водители компании, занимающейся доставкой продуктов питания, Meituan, бастовали против сокращения зарплаты, они также возмущались тем, что их заставляют идти на риски: «Требуют, чтобы я ездил на красный свет! Заставлять нас это делать означает ставить на карту нашу жизнь!».
 Многие рабочие страдают от проблем со здоровьем из-за неадекватных мер безопасности. В Китае около шести миллионов человек страдают от пневмокониоза - профессионального заболевания, вызванного вдыханием пыли, но лишь порядка 10 процентов из них официально признаны связанными с работой. Многие из этих страдальцев ведут относительно успешную кампанию за компенсацию расходов на оплату медицинских услуг. Работники фабрики в ходе забастовки против опасных работ потребовали проводить обязательные медицинские осмотры в случае имеющейся угрозы здоровью. Например, в конце прошлого года рабочие завода электронной продукции городского округа Чжуншань (провинция Гуандун), вышли на забастовку с жалобами на головную боль и головокружения, вызванные вдыханием опасных химических веществ.
 Переработки - это еще одна причина проблем со здоровьем и ранней смертности. И это неудивительно, ведь рабочий день в Китае зачастую длится двенадцать и более часов, семь дней в неделю. Уязвимость трудящихся-мигрантов к этим экстремальным формам эксплуатации в прошлом была подкреплена сочетанием драконовских методов руководства и пресловутой системы “хукоу” (регистрация по месту жительства). Из-за отсутствия “хукоу” мигранты опасаются высказывать свое недовольство условиями труда, ведь в любой момент их могут депорптировать обратно в родную провинцию.
 Однако в последние годы благодаря ряду факторов положение трудящихся-мигрантов начало улучшаться. Начиная с 2004 года работодатели провинции Гуандун - именно сюда приезжает самое значительное число мигрантов из других регионов страны - стали испытывать нехватку рабочей силы. Все больше людей отправляется на заработки в район Шанхая, где заработная плата несколько выше. Началась конкуренция за рабочих, и работодатели были вынуждены повысить зарплату, минимизировать административный произвол, а также упростить процедуру регистрации для мигрантов.
 Большинство рабочих провинции Гуандун сегодня - это дети мигрантов, приехавших в девяностые годы. Они не хотят возвращаться в свои деревни, и даже если жизнь в городе станет невыносимой, они с большой долей вероятности останутся и будут бороться за свои права. Таким образом, если для предыдущих поколений протесты, как правило, были последним средством борьбы с злоупотреблениями со стороны руководства и с невыплатами, то сегодня рабочие становятся более настойчивыми, растет число забастовок c требованиями повысить зарплату.
 На улицы выходят не только приезжие рабочие. Многие учителя - а это традиционно высоко почитаемая в Китае профессия - сталкиваются с аналогичными проблемами: низкой зарплатой и переработками - это особенно характерно для сельской местности. Протесты учителей регулярно проходят по всей стране. Под влиянием неолиберальных реформ в китайской системе образования произошли те же изменения, что и на Западе: к работе в школах все чаще привлекают недостаточно квалифицированных учителей с меньшей занятостью и более низкими ставками оплаты, вводятся произвольные показатели эффективности, школы делают акцент на хорошую отчетность вместо того, чтобы давать всесторонние знания. Учителя отвечают на это забастовками, требуя увеличить заработную плату, ввести равную оплату за равный труд и оплатить сверхурочную работу. Как и многие фабричные рабочие, они также борются за получение невыплаченной зарплаты и взносов на социальное страхование.

 

Потенциал
Взрывная волна социальных протестов была зафиксирована в 2014 году. К забастовке нескольких сотен учителей в городе Чжаодун (провинция Хэйлунцзян) присоединились еще 20 тыс. человк в нескольких соседних городах. «Если бы в Китае улучшили условия для учителей, как это сделали в Японии, общество бы нас уважало, и нам бы не пришлось выходить на улицы с протестами», - сказал один из участников протестного движения в Хэйлунцзян корреспонденту газеты Financial Times. В конце января этого года в Пекине сотни учителей из разных регионов страны, вышедших на пенсию, потребовали выплаты своих пенсий.

Проблемы нестабильной занятости, которым уделяется значительное место в западных исследованиях, также активно обсуждаются и в современном Китае. Так, онлайн-журнал Made in China опубликовал статью, посвященную этому вопросу. В ней отмечается, что, с одной стороны, рабочий класс разделен: по одну сторону - привилегированная группа с высокой заплатой, гарантией занятости, высокими бонусами, а с другой - неблагополучная группа с низкой зарплатой и небольшой гарантией занятости и отсутствием льгот. В случае с Китаем эта граница проходит между местными и приезжими работниками, официально трудоустроенными и временно нанятыми, а также работниками государственного и частного секторов.
 Отсутствие гарантий занятости, это, безусловно, большая проблема для китайских рабочих. Многие мигранты в нарушение закона не имеют официального контракта или же работают по временному контракту. Они редко получают социальные пособия и сталкиваются с угрозой депортации в свою провинцию. Но это не означает, что они не могут бороться за свои права.
 В 2017 году 41 процент протестных акций, зафиксированных Китайским трудовым бюллетенем Китая (CLB), был инициирован работниками строительной отрасли, то есть преимущественно приезжими. Основными требованиями была выплата задолженности по зарплате.
 В Китае широко распространен наем персонала по временным контрактам, получивший известность как наем «командированной рабочей силы». Боссы стремятся снизить затраты на рабочую силу и провести разделение между постоянными («официальными») работниками и «неофициальной рабочей силой», нанятой через агентства. Но контракты часто обновляются, рабочие получают ценные для работодателей навыки, что дает им определенную степень влияния. Как пояснил один из сотрудников агентства автору книги “На автомобильных заводах” Лу Чжану, «в цехе работает 500 рабочих, и почти половина из них – “лавоу-гонг” [агентский персонал]. Если все мы перестанем работать, завод попросту остановится».
 Такие различия также могут стать источником недовольства, провоцируя рабочих к протестным шагам. Так, работники агентства FAW Volkswagen в Чанчуне уже больше года ведут кампанию за равную оплату труда за одну и ту же работу – согласно китайскому законодательству такое право у них есть. Некоторые из них уже более десяти лет работают на этом заводе.
 Другим источником дешевой рабочей силы для недобросовестных работодателей являются студенты-стажеры. Студенты колледжей, отчаянно нуждающиеся в средствах, часто не имеют возможности выбора и соглашаются на низкооплачиваемую работу, не имеющую никакого отношения к их специальности.
 Рабочих, занятых в госсекторе, часто считают привилегированной группой, далекой от интересов мигрантов и рабочих частного сектора. Тем не менее, замедление темпов экономики в стране привело к усилилению конкуренции, и госпредприятия взяли на вооружение методы работы частных компаний. Так что переработки и невыплаты становятся все более частым явлением.
 Госслужащие также перенимают опыт у частных предпринимателей. На другом конце страны от завода Volkswagen, в городе Куньмин, группа электриков, работающих по подрядным договорам в государственной строительной компании, в прошлом году провела акцию протеста с требованиями уравнивания условий оплаты труда.
 Эксперты по трудовому праву считают рабочих жертвами и называют их протесты локальными акциями, которые вряд ли приведут к глобальным изменениям. Однако в эпоху низкой рентабельности конкуренция заставляет работодателей постоянно ухудшать условия труда, консолидируя тем самым классовую борьбу рабочих за последние два десятилетия.  Таким образом, проблемы, с которыми сталкиваются рабочие, занятые как в государственном, так и в частном секторе, работающие по постоянным или по временным контрактам, обретают все больше общих черт, создавая основу для формирования общенационального рабочего движения.

 Правительство разрабатывает различные стратегии, чтобы не допустить распространения протестных настроений за пределы одного предприятия. Принимаются законы о труде, предусматривающие обязательные контракты, устанавливающие лимитированный рабочий день и выплату обязательных социальных пособий. Однако эти установленные законом нормы зачастую игнорируются работодателями. Это обычная ситуация для Китая, когда национальное правительство принимает законы, но не предоставляет местной власти возможности или политической воли для их эффективного осуществления. 

 

Рост активости
Таким образом, развитие трудового законодательства повысило осведомленность работников о своих правах, но им приходится выходить на протестные акции, чтобы обязать работодателей соблюдать их, как, это, к примеру, было на заводе Volkswagen. Меры, направленные на ослабление сопротивления, напротив, стали значительным стимулом для проведения протестов и забастовок. То же касается и требований о минимальных ставках заработной платы, которые так же часто нарушаются.

 Правительственные чиновники в промышленном городе Дунгуань, расположенном в провинции Гуандун, утверждают, что новая система раннего предупреждения о разрыве трудовых отношений стала причиной заметного сокращения числа забастовок и протестов. Власти пытаются пресечь трудовые споры в зародыше, чтобы предотвратить проведение рабочими забастовок

 Работа с профсоюзами – это еще одна часть правительственной стратегии регулирования трудовых отношений. Китайские профсоюзы не представляют интересы рабочих даже такими ограниченными бюрократическими способами, как это делается на Западе. Все профсоюзы подчиняются Всекитайской федерации профсоюзов, представляющей собой одну из ветвей государственной власти. Они существуют для предотвращения споров, когда это бывает возможно, и призваны как можно быстрее эти споры завершить, если не удается их предотвратить. Профсоюзы никогда не проводят забастовок. В 2010 году сотрудникам завода Honda пришлось дать отпор банде головорезов, отправленных их же профсоюзом с целью сорвать забастовку рабочих. Как правило, профсоюзы действуют более изощренно, и на некоторых предприятиях делают вид, что защищают интересы работников, однако это делается лишь для того, чтобы отвлечь их от самостоятельных протестных действий.
 Бастующие рабочие иногда включают в свои требования право избирать профсоюзных должностных лиц. Именно так действовали рабочие завода Honda, и теперь они получили право выбирать своих непосредственных представителей, хотя высшие должностные лица по-прежнему назначаются сверху. Хотя это и является признаком возрастания доверия, позволяющим контролировать высокопоставленных должностных лиц профсоюзов, попытка реформирования профсоюзов в долгосрочной перспективе, скорее всего, обречена на неудачу.
 Быстрое развитие Китая, происходившее с начала девяностых годов означает, что ландшафт классовой борьбы меняется: в борьбу за улучшение условий труда включаются все новые слои рабочих. После экономического бума в юго-восточных прибрежных провинциях, правительство предприняло согласованные усилия по развитию экономик других, более бедных провинций. Это, в сочетании с растущими издержками, особенно в провинции Гуандун, побудило многие компании переместить производство дальше на запад, таким образом распространяя промышленную борьбу по всей стране. Электротехнический гигант Foxconn, который производит продукцию для многих ведущих мировых транснациональных компаний, столкнулся с забастовками как на своем заводе в Гуандуне в Фошане, так и на своих заводах в Чжэнчжоу и Тайюань

 Правящий режим также способствует развитию высокотехнологичных отраслей промышленности, пытаясь выйти за рамки трудоемких отраслей, что было в прежние годы. Но и рабочие высокотехнологичных производств также оказываются втянутыми в борьбу по тем же причинам. Каждый год, накануне Весеннего фестиваля, в стране происходит всплеск забастовок и протестов - рабочие пытаются получить невыплаченную зарплату. Значительная часть из них происходит в строительной отрасли, но в этом году наблюдался заметный рост числа протестов в ИТ-компаниях.
 Не стоит преувеличивать масшабы текущего уровня борьбы – большинство протестов по-прежнему не выходит за рамки одного предприятия -- пока еще рано говорить об общенациональном рабочем движении. Тем не менее за последние двадцать лет миллионы китайских рабочих приняли участие в забастовках, некоторые из них по нескольку раз, появилась прослойка опытных активистов протестного движения. Потенциал для создания массового движения, чтобы бросить вызов авторитарному правлению, существует.

 

Статья была опубликована в журнале Socialist review

Перевод с английского

 

04 Июнь 2018

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ЦЕЙТНОТ И ПАТ: КАЖДОМУ СВОЕ
СОЦИАЛИЗМ, ПОЛИТИКА И ИНВАЛИДНОСТЬ
ПАМЯТИ АНДРЕЯ БРЕЖНЕВА
МАРКС, КАЛЕЦКИЙ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ

Новости
19.09.2018 Лидеры КНДР и Южной Кореи подписали совместное заявление по итогам саммита
19.09.2018 Немецкие социал-демократы потребовали от Меркель уволить главу контрразведки ФРГ
19.09.2018 Додон: Молдавия не должна ссориться с Россией, ЕС и соседними странами
19.09.2018 Создание в Польше американской военной базы значительно повлияло бы на геополитический образ Европы
18.09.2018 Индийские социалисты поддержат оппозиционную коалицию на выборах 2019 года

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"