все поля обязательны для заполнения!


 
ПРОЩАЙ, ХИМЕРИКА!
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

Пятого мая стало известно, что двухдневные американо-китайские переговоры в Пекине не только не привели к урегулированию торговых противоречий между США и КНР, но и еще больше усилили разногласия между двумя странами. Американская делегация, которую возглавлял министр финансов США Стивен Мнучин, потребовала от китайской стороны сократить на 200 млрд. долл. свой профицит в торговле с Соединенными Штатами. Это в два раза превышает прежние требования, выдвигавшиеся Дональдом Трампом, который ранее настаивал на сокращении в 100 млрд.

 

Китай в поисках партнера

 

Власти КНР тогда объявили, что не в состоянии выполнить данное требование, поскольку просто не понимают, какие американские товары могли бы дополнительно закупить китайские компании на столь большую сумму. Соответственно сократить профицит на 200 млрд. будет практически невозможно.
 В то же время Трамп по внутриполитическим соображениям не может отказаться от жесткой позиции по вопросам торговли с Китаем. Одним из его главных предвыборных обещаний было выравнять торговый баланс с КНР. Между тем результаты первого года его правления оказались прямо противоположными: в прошлом году дефицит США вырос до 375 млрд. долл. (по сравнению с 2016 г. рост составил 10%).
 Снижение внешнеторгового профицита, разумеется, было не единственным требованием американской делегации к китайскому руководству. Она потребовала сократить таможенные пошлины на американские товары до того уровня, которым облагается в США аналогичная китайская продукция. Пекин, по мнению представителей Вашингтона, должен в два раза уменьшить субсидии для высокотехнологичных предприятий, участвующих в реализации программы Made in Сhina — 2025, которая предусматривает создание в Китае собственного производства высокотехнологичного оборудования для наиболее важных и перспективных отраслей промышленности (в частности, для робототехники, биомедицины и фармацевтики).
 Скорее всего, власти Китая, сделавшие ставку на создание передовой в технологическом отношении экономики, специализирующейся на экспорте товаров с высокой добавленной стоимостью, не смогут пойти на сколько-нибудь значимые уступки. Закупить на 200 млрд. у США можно только того самого передового промышленного оборудования, которое Китай планирует производить самостоятельно. При этом Вашингтон фактически требует замедлить темпы создания собственного высокотехнологичного производства. А это может поставить под угрозу реализацию программы построения среднезажиточного общества, которую председатель КНР Си Цзиньпин пообещал завершить к 2020 г.
 Таким образом, мы, по всей видимости, в ближайшее время станем свидетелями распада глобальной экономической модели, основанной на тесном взаимодействии Китая, являющегося важнейшим центром мирового производства, и США, обеспечивающих большую часть глобального потребления. Для этой уходящей в прошлое модели британский политолог Найалл Фергюсон и немецкий экономист Мориц Шуларик придумали в свое время слово «Химерика» (Chimerica), которое, с одной стороны, отсылало к мифическому чудовищу, с другой — давало представление о противоречивой сути экономического слияния Китая (China) и США (Аmerica).
 Трудно сказать, что придет на смену «Химерике», но очевидно, что Китаю теперь понадобится новый внешнеэкономический партнер, способный хотя бы отчасти компенсировать неизбежное снижение экспорта в США и сокращение доступа к американским технологиям.
 Разумеется, отношения с таким партнером будут строиться на совершенно иных принципах. Но КНР уже не устраивает роль глобальной мастерской, обеспечивающей растущее потребление западного мира. Китайское руководство намерено все больше расширять производство сложных в технологическом отношении товаров, требующее высококвалифицированной (и соответственно высокооплачиваемой) рабочей силы.
 Поэтому в нынешней ситуации стратегическим внешнеэкономическим партнером КНР может быть только государство, нуждающееся в передовом оборудовании для модернизации собственной экономики, обладающее большим внутренним рынком, способным обеспечить спрос на высокотехнологичные товары и при этом пребывающее в хороших отношениях с наиболее развитыми странами (это необходимо, чтобы обеспечить доступ китайским компаниям к западным технологиям в случае введения со стороны США санкций против КНР).
 США собираются ввести санкции, ограничивающие доступ китайских компаний к американским технологиям (под предлогом борьбы с несоблюдением авторских прав). Так, США уже наложили запрет на продажу комплектующих (в т. ч. микросхем и процессоров) для китайской компании ZTE, которая является одним из крупнейших производителей телекоммуникационного оборудования в мире. В результате ZTE столкнулась с серьезными проблемами, которые пока так и не удалось решить, несмотря на то, что тайваньские поставщики (7 мая они объявили о готовности сотрудничать с ZTE, несмотря на американские санкции) могут отчасти заменить американских.
 Очевидно, что в случае начала полномасштабной торговой войны между США и Китаем американские санкции будут расширены и на другие ведущие корпорации КНР.

 

На пути ко взаимопониманию

 

Подобным требованиям в наибольшей степени отвечает Индия, с которой у Китая, однако, сложились достаточно напряженные отношения. Летом прошлого года обе страны оказались на грани вооруженного конфликта из-за желания китайских властей проложить железную дорогу по территории, которая, как считает Индия, была в 1961 г. аннексирована Китаем у Бутана — страны, входящей в индийскую сферу влияния. Несмотря на то что Пекин тогда, желая избежать открытого конфликта, пошел на уступки, военные подразделения обеих стран (правда, лишенные тяжелого оружия) до сих пор стоят напротив друг друга.
 У Индии вызывает беспокойство строительство Китаем в Пакистане порта Гвадар (передан китайской государственной компании в аренду на 40 лет), который, по замыслу китайских властей, должен стать одной из ключевых точек морского маршрута «Шелкового пути». Рост международного экономического значения Пакистана, который остается стратегическим противником Индии, явно не соответствует внешнеполитическим планам Дели. Нужно заметить, что весь глобальный инфраструктурный проект «Один пояс, один путь», который Си Цзиньпин рассматривает как основу китайского экономического влияния, Индия расценивает как потенциальную угрозу собственным интересам.
 Однако в нынешней ситуации, когда Дональд Трамп продемонстрировал, что, несмотря на возражения большинства американских и всех европейских союзников, будет проводить политику экономического национализма, Китай и Индия оказались обречены на то, чтобы преодолеть внешнеполитические разногласия ради экономического сближения.
 Безусловно, если бы во главе этих стран не стояли политики, рассматривающие экономическое развитие и повышение уровня жизни как главную цель своей деятельности, шанс на переход к полномасштабному сотрудничеству мог бы быть упущен. Но Нарендра Моди и Си Цзиньпин, будучи прагматиками, способными договориться о взаимных уступках, обладают стратегическим видением, а потому хорошо понимают, какую угрозу представляет политика экономического национализма Трампа для индийской и китайской промышленности.
 Разумеется, американский президент не решится пойти в отношении Индии, являющейся стратегическим союзником США, на такие же жесткие меры, которыми он угрожает Китаю. Однако индийская экономика неизбежно пострадает — как от закрытия американского рынка, так и от стремления Трампа ограничить доступ других стран к американским технологиям.
 Конечно, внешнеэкономический альянс Индии и Китая (а уж тем более их столь же тесное взаимодействие, как и пока еще сохраняющееся между КНР и США) является делом будущего. Однако первый шаг на этом пути уже был сделан в конце апреля, когда в китайском Ухане прошла встреча индийского и китайского лидеров.
 Двухдневные переговоры Нарендры Моди и Си Цзиньпина начались 27 апреля, в тот же день, когда состоялся визит Ангелы Меркель в США. Поэтому встреча немецкого канцлера с американским президентом, которая лишь зафиксировала разногласия между двумя ведущими державами западного сообщества, несколько затмила итоги переговоров руководителей двух самых населенных стран мира. Между тем, в отличие от Дональда Трампа и Ангелы Меркель, Нарендра Моди и Си Цзиньпин сумели достичь взаимопонимания.
 Показательно, что руководители Индии и Китая принципиально отказались от обсуждения текущих проблем и разногласий, которые занимали центральное место в повестке американо-германских переговоров.
 Нарендра Моди и Си Цзиньпин, как следует из заявления китайских властей, несмотря на неофициальный характер саммита, сосредоточились на вопросах, представляющих стратегическую важность и связанных с долгосрочными целями обеих стран. Председатель КНР, в частности, рассказал индийскому премьеру о готовящихся структурных  Насколько можно судить, видение Си Цзиньпина экономической основы среднезажиточного общества во многом совпадает с концепцией «новой Индии», которую стремится реализовать Нарендра Моди. Правда, не стоит забывать, что руководство КНР никогда не отказывалось от идеи построения «социализма с китайской спецификой», а Нарендра Моди скорее придерживается либеральных экономических взглядов.
 Тем не менее оба лидера обнаружили, что общность подходов к глобальным экономическим проблемам создает основу для развития тесных двусторонних отношений между Китаем и Индией. Кстати говоря, серьезность намерений индийской стороны подтверждается появившимся в ряде СМИ сообщением о том, что индийским военным, несущим службу в приграничных частях, приказано демонстрировать подчеркнутое миролюбие по отношению к своим китайским коллегам.

 

 

Новый центр глобализации

 

Если стратегическое сближение Пекина и Дели станет реальностью, в мире возникнет новый центр экономической глобализации, который по своей важности может превзойти США. Учитывая, что американский президент фактически выступает против продолжения глобализации, а председатель КНР и премьер Индии являются горячими сторонниками усиления и расширения глобализационных процессов (что, по их мнению, позволит извлечь из них выгоду развивающимся странам), легко предположить, что альянс Пекина и Дели может занять в глобальной экономической системе более важное место, чем Вашингтон.
 Экономический национализм сочетается у американского президента со стремлением снять с США ответственность за поддержание стабильности как на глобальном уровне, так и в отдельных регионах мира. По его мнению, США должны  Разумеется, американскому президенту не дадут проводить данный курс, что называется, в чистом виде. Ему уже не позволили сократить военное присутствие США в Европе и заставили отказаться от идеи снизить американское вмешательство в сирийский конфликт (хотя Дональд Трамп, как можно судить, так и не отказался от нее окончательно).
 Политическое влияние США в регионах, которые действующий президент собирается оставить на произвол судьбы, неминуемо будет снижаться. В результате те страны, которые считали необходимым поддерживать американскую экспансию, рассчитывая получить взамен экономические выгоды и обеспечить собственную безопасность, теперь будут искать иные внешнеполитические ориентиры. И китайско-индийский альянс (в том случае, конечно, если он станет реальностью) может стать одним из главных центров притяжения.
 Стремление Вашингтона снять с себя ответственность за положение дел в мире заставляет стратегических союзников США пересматривать отношения с Китаем. Пекин становится все более перспективным международным партнером для всех геополитических игроков, которые могут пострадать от изоляционистского курса Трампа.
 4 мая премьер-министр Японии Синдзо Абэ впервые позвонил Си Цзиньпину, чтобы обсудить с ним ситуацию на Корейском полуострове (это был первый телефонный разговор японского и китайского лидеров). Следует отметить, что в начале мая Абэ побывал с визитом в Израиле, где заявил о том, что Япония поддерживает соглашения, достигнутые с Ираном по вопросу о его ядерной программе. И в этом отношении японская позиция полностью совпадает с европейской и китайской.
 Конечно же, сближение ЕС, Японии и Британии с КНР будет еще более медленным и осторожным, чем сближение Китая с Индией. Но в случае если Трамп будет переизбран на новый срок (а подобная вероятность существует), или если его место займет новый изоляционист (а сторонники подобного курса, который поддерживает значительная часть американских избирателей, есть как среди республиканцев, так и среди демократов), Пекин может существенно улучшить отношения со всеми ведущими державами западного сообщества.
 Понятно, что США будут препятствовать укреплению связей между Китаем и своими стратегическими союзниками, которые, несмотря на политику экономического национализма Трампа, не решатся на конфликт с Вашингтоном. Однако Евросоюз постепенно переходит к самостоятельной внешней политике, в т. ч. и в сфере безопасности. Так, в конце 2017 г. страны ЕС согласовали развитие военной кооперации в рамках «Постоянного структурного сотрудничества» (PESCO).
 Этот проект вызвал открытое раздражение американской администрации. Уже в феврале 2018-го представитель США в НАTO Кей Бейли Хатчисон заявила, что Вашингтон не желает, чтобы PESCO превратился в проект, отдаляющий Евросоюз от США и снижающий роль НАТО. Но если Трамп не откажется от своего нынешнего курса, это непременно произойдет.
 Бывший британский премьер-министр Тони Блэр как-то сказал, что в будущем Британии придется отыскать способ проводить собственный внешнеполитический курс, сохраняя дружественные отношения с тремя мировыми гигантами — США, Индией и Китаем. Если нынешние тенденции продолжатся, то будущее, о котором говорил Блэр, может наступить довольно скоро. И в мире, где установится новое соотношение сил, страны, рассчитывающие на экономический успех и международное влияние, должны будут продемонстрировать способность находить новых союзников и умение поддерживать партнерские отношения со всеми центрами глобального развития.
 
 

11 Май 2018

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ПАМЯТИ АНДРЕЯ БРЕЖНЕВА
МАРКС, КАЛЕЦКИЙ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ
АССИМЕТРИЧНЫЙ ОТВЕТ
КИТАЙСКОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В ПРОЦЕССЕ СОЗДАНИЯ

Новости
13.07.2018 Экс-министр иностранных дел З.Габриэль: Трамп понимает только силу
13.07.2018 Президент Италии вмешался в ситуацию с нелегалами, которых не выпускали с корабля
12.07.2018 МИД России увидел в саммите НАТО стереотипы холодной войны
12.07.2018 Бывший госсекретарь США Джон Керри обвинил Трампа в разрушении репутации страны
12.07.2018 Великобритания опубликовала новый план "мягкого" Brexit

Опрос
ЗА КОГО ВЫ БУДЕТЕ ГОЛОСОВАТЬ НА ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА РФ?





Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"