все поля обязательны для заполнения!


 
ФРАНЦУЗСКАЯ ИСТОРИЯ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР
РОБЕРТ ЗАРЕЦКИ
Историк. Преподаватель в Хьюстонском Университете. Соавтор книги «Франция и ее империя с 1870 г.»

Бескрайние потоки бастующих рабочих и студентов, наводнившие парижские бульвары, блокирующие работу нефтеперерабатывающих заводов - эти образы завладели вниманием французского народа и других западных стран. Начиная с сентября, сотни тысяч французских рабочих призывали президента страны Николя Саркози отказаться от плана капитального пересмотра пенсионной системы и повышения пенсионного возраста.
Несмотря на своевременность протестов, ведь Европа входит в "эпоху жесткой экономии," последние события возвращают нас в более давнее прошлое. В следующем году Франция будет отмечать 75- летнюю годовщину создания правительства Народного фронта. Акции протеста, которые привели к образованию Народного фронта, также заложили основы общественного договора, поставленного под угрозу в сегодняшней конфронтации.

Летом 1936 г. Франция была охвачена беспрецедентными и, в большинстве своем, спонтанными акциями протеста против дефляционной экономической политики консервативного правительства, действовавшего в межвоенный период. С середины мая, рабочие заводов и фабрик, магазинов, портов и нефтеперерабатывающих заводов, присоединялись к протестному движению, которое постепенно завело национальную экономику в тупик. К июню почти 2 миллиона французских рабочих или бросили работу или же просто сидели на рабочих местах, заперев своих надзирателей.
В течение длительного времени французские рабочие находились между пугающей перспективой остаться без работы и ужасающей реальностью работы, которую имели. Французский философ и богослов Симона Вейль, устроившаяся в 1930 г. оператором пресса на литейный завод в Париже, вспоминала, что в конце первого же рабочего дня под угрозой увольнения от нее потребовали вдвое увеличить выработку. Работодатель, рассказывала Вейль своим друзьям, «делает одолжение, позволяя нам гробить себя, а мы должны его за это благодарить».
В недрах таких заводов зрело естественное негодование, которое летом 1936 г. вылилось в широкомасштабные протесты, обрушившиеся на Францию. За несколько недель до начала забастовок к власти пришло правительство Народного фронта - хрупкого политического союза, объединившего социалистов, радикалов и коммунистов. Новое правительство, на которое возлагали огромные надежды и чаяния сельские и городские трудящиеся, возглавил лидер социалистов Леон Блюм. На деле же, победа левых на выборах привела к росту протестного движения: участники ликовали по поводу установления новой власти и одновременно пытались добиться ее укрепления.

Люди надеялись не только на реформы в социально-экономической сфере, но также на изменения в политической жизни и морали. Над страной нависла угроза со стороны правых лиг - радикальных организаций, находившихся под влиянием итальянского фашизма, таких как “Огненные Кресты” (Croix de Feu) и “Аксьон франсез” (Action Française), подогреваемых ненавистью к иностранцам и убеждением, что Франция могла бы защитить себя от фашистской Италии, нацистской Германии или сталинской России только в случае, если в стране будет собственный авторитарный режим. Когда в начале 1934 г. произошли массовые кровавые столкновения этих группировок с парижской полицией, многие посчитали, что Третья республика находится в опасности. Народный фронт, сформировавшийся на тот момент, был навязан национальным лидерам избирателями и рабочими, которые были не менее обеспокоены хрупкостью Республики, чем скудостью своих заработков.
Правительство Блюма действовало быстро. Фашистские лиги были расформированы, а правительство выступило посредником в заключении беспрецедентного соглашения между профсоюзами и работодателями. Рабочие не только добились права объединяться в профсоюзы и договариваться о совместных действиях, но также получили 40-часовую рабочую неделю и двухнедельный оплачиваемый отпуск.
В конечном итоге, результаты этого массового общественного движения в 1936 г. были слишком большим бременем для любого правительства, в особенности правительства, основанного на таком волатильном альянсе. Спустя год Народный фронт распался, и надежда, которую он воплощал в себе, сменилась разочарованием. Глубокие и неистребимые идеологические разногласия между социалистами, коммунистами, и радикалами, достигшие апогея с началом гражданской войны в Испании, а также катастрофическое обесценение франка привели к развалу правительства почти через год после его рождения.

И все же немногие события вызывают больший эмоциональный резонанс у французских левых сегодня. Восьмого октября Пьер Моруа - старейший государственный деятель, представляющий Социалистическую партию, - выступил в сенате с эмоциональной речью в защиту права выхода на пенсию в возрасте 60 лет. Заявляя о том, что "никто не имеет права отменять историю", Моруа имел в виду не только законы, принятые в период 1980-х, когда он был премьер-министром, но также и основополагающие законы, принятые при правительстве Народного фронта.
Возможно, это просто ностальгическое отступление? Так или иначе жизнь французских рабочих претерпела значительные изменения с 1936 г. С.Вейль с удивлением покачала бы головой, узнав о том, что рабочие бастуют, чтобы добиться выхода на пенсию в 60 лет - возраста, которого мало кто из ее коллег рассчитывал достичь и уж тем более начинать новый этап в своей жизни.

Тем не менее, ее современники провели бы важные параллели между тем, что происходило в 1936 г. и тем, что происходит в 2010 г, прежде всего это касается вопросов республиканских ценностей. Крупнейший во Франции профсоюз - Всеобщая конфедерация труда - резко осудил депортации цыган из страны, предпринятые Саркози для получения голосов ультраправых избирателей, поддерживающих Национальный фронт, идеологически близкий лигам межвоенного периода - этот факт также усиливает подозрения левых. В свете вышеизложенного, Республика пока не находится в опасности, чего нельзя сказать об ее основных ценностях.
То же касается и условий жизни трудящихся в те годы и в наши дни. Сегодня никому в голову не приходит называть производственные помещения "ледяным адом", как описывала в 1935 г. свое рабочее место Симона Вейль.
Также очевидно, что мало какие из существующих рабочих специальностей предполагают богатую и содержательную жизнь. Для французских рабочих жизнь существует в другом месте – безусловно, вне работы, и возможно, после 60-ти лет. Что характерно, даже сейчас почти две трети французов одобряют забастовки. И еще большая часть населения хочет, чтобы правительство, с головой ушедшее в решение проблемы сокращения дефицита (почти как консервативные правительства 1930-х), вернулось за стол переговоров.
Вейль считала, что те, кому посчастливилось никогда не заниматься ручным трудом, не вправе осуждать действия тех, кто трудится на этом поприще всю свою жизнь.

Отказ Саркози от ведения переговоров о пенсионной реформе с лидерами профсоюзов, свидетельствует о том, что он как раз и принадлежит к тем немногочисленным счастливчикам. Подписание пенсионной реформы, будет означать, что Саркози решительно разорвет с прошлым Франции и лишит французских трудящихся уверенности в завтрашнем дне.
Они будут не одиноки. Позиция, занятая Саркози в отношении недавних забастовок, сильно пошатнула его собственные рейтинги. Так что, вполне возможно, что и у него самого появятся проблемы с работой после президентских выборов 2012 г.

Перевод Елены Васильевой

Журнал Foreign Policy

 

11 Ноябрь 2010

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
НЕФТЬ ДЕШЕВЛЕ ВОДЫ
ПОЧЕМУ СИТУАЦИЯ С ПАНДЕМИЕЙ ВЫЗЫВАЕТ БЕСПОКОЙСТВО ВО ВСЕМ МИРЕ
ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ
2-Й ТУР МУНИЦИПАЛЬНЫХ ВЫБОРОВ ВО ФРАНЦИИ ПОД ВОПРОСОМ ИЗ-ЗА КОРОНАВИРУСА

Новости
07.04.2020 Профсоюзные организации подадут заявки на проведение первомайских акций
07.04.2020 Власти Японии поддержат граждан выплатами по $2750, а экономику - $1 трлн
07.04.2020 "Справедливая Россия" просит кабмин поддержать идею предельной доли расходов на ЖКУ
06.04.2020 Профсоюзы предлагают установить 50% надбавку к зарплате всем работникам здравоохранения РФ
06.04.2020 СБ ООН принял резолюцию, в которой призвал к защите миротворцев
06.04.2020 Коронавирус поставил ЕС перед самым большим испытанием с момента основания - Меркель

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"