все поля обязательны для заполнения!


 
ДУШУ НА МЫЛО!
ЕКАТЕРИНА САЛЬНИКОВА
кандидат искусствоведения

Новый сезон наше телевидение начинает с обоймы премьерных шоу, так или иначе посвященных личной жизни людей. Их традиционно дополняют мыльные оперы, идущие в прайм-тайм по будням. Середина же дня на главных развлекательных каналах отдана ситкомам, в центре которых, как правило, семейная жизнь.

Не будем предубежденно относиться к сериалам. Они могут быть и хорошими. Жанр – это не приговор. Отметим несомненный факт: телевидение пытается сформировать культ приватного мира. В центре внимания оказывается человек, притом во множестве случаев рядовой и несовершенный. А ведь к постижению такого человека стремилось высокое искусство Нового и Новейшего времени. Это было сложным, мучительным творческим процессом – и в живописи, и в романе, и в театре, и, позже, в кинематографе. 

Казалось бы, нынешнее ТВ делает большой шаг вперед, стремясь заглянуть в душу рядового индивида. Но при ближайшем рассмотрении ТВ не так прогрессивно, как можно вообразить.

Начнем с шоу. В «Формуле любви» на «России-1» несколько пар влюбленных должны доказать свои чувства, проходя через ряд испытаний в студии. Вернее, выполняя задания, предлагаемые программой. Среди этих заданий, к примеру, обязанность партнера выбрать одежду для партнерши. Иногда молодые люди просто соревнуются, кто из них придумает более открытый и, как им кажется, сексапильный наряд. Девушки, надев шмотки, которые подойдут даже не для каждого ночного клуба, пытаются принимать позы, списанные с глянцевых обложек и рекламных роликов. Получается, что одни беззастенчиво выставляют на всеобщее обозрение своих любимых. Другие – с энтузиазмом выставляются, рады подыграть, не ощущая в данной ситуации ни малейшего дискомфорта.

Другое задание требует прилюдного признания в любви, которое должно принять какую-нибудь выразительную форму. Кто-то поет под гитару, не имея слуха и голоса. Кто-то начинает декламировать Пушкина, сбивается и мямлит что-то крайне банальное уже от себя. Мало ли еще что будет в этой программе. Большинство подобных признаний вызывают чувство неловкости. Признаются в любви как-то плохо, по-дурацки. И плохо, что вообще признаются, потому что в микрофон, потому что в рамках попсового шоу.

Итак, конкурс за конкурсом, рождается миф о демонстративности, наглядности и абсолютной публичности подлинных чувств.

«Любишь? Докажи!» - как гласил один рекламный постер ювелирного магазина. Подразумевалось, что любящий мужчина обязательно приобретет своей подруге, невесте или жене какую-нибудь драгоценность. А если не приобретет и не подарит, значит, не любит. Даже не знаю, что хуже – меркантильность, возведенная в норму личных отношений, или превращение чьих-то чувств в зрелище на потребу скучающей аудитории.

Первое, чего не сделает по-настоящему любящий человек, - он не потащится на подобное шоу, не будет рисковать выглядеть смешно или жалко, не будет признаваться в любви на глазах у гостей студии и миллионов телезрителей. Любящий всерьез побережет и свои чувства, и отношения с дорогим человеком.

В шоу на Первом канале «Брачные игры» ведущие Анастасия Заворотнюк и Дмитрий Дибров предлагают паре молодоженов отвечать на вопросы. Если ответы совпадают, начисляются баллы. То есть, муж и жена обязаны либо знать друг о друге практически все, либо думать одинаково. И чем больше прямых совпадений, тем больше поощрений со стороны ТВ. Единство мнений и гармония взаимопонимания – прекрасная вещь. Но только если не доводить до абсурда и уж точно не превращать в обязанность. Чем дольше в программе длятся совпадения в ответах, тем более неживой вид обретает молодая семья. То ли они из одного инкубатора, то ли им в мозг микрочипы вставили (излюбленный мотив современной фантастики). Но на полноценных людей с развитым личностным началом они точно не похожи. Унификацию мышления у близких родственников ТВ всячески одобряет. Унификация и подменяет взаимопонимание.

Никогда еще образ семьи как «ячейки общества» не подавался столь буквально. В видении ТВ идеальные человеческие особи – те, которых можно компактно сгруппировать по ячейкам, по коробочкам, контейнерам или еще какой-нибудь таре, и заставить копошиться в своем узком мирке, становясь все более похожими друг на друга.  

В связи с этой тенденцией очень показательна эволюция образа Галины Сергеевны ( актриса Лиза Арзамасова) в ситкоме «Папины дочки». Умная девочка в очках и с длинными косичками поначалу была главной героиней, резко выделявшейся на фоне своих безмозглых сестер и неудачника-папаши. Галина Сергеевна не блистала красотой, не интересовалась модой, в ней была трогательная рассудительность и интеллектуальность не по годам. Этим она и отличалась от остальных. Но вот Галина Сергеевна обзавелась любимым мальчиком по фамилии Полежайкин, толстым и неумным. Потом выяснилось, что мама этого мальчика – копия Галины Сергеевны, только взрослая.  Тоже в очках, беретике, с косичками и манерами «синего чулка».

Сама же Галина Сергеевна, несмотря на свой незаурядный интеллект, стала вести себя абсолютно так же, как ее сестры. Она может и запрыгнуть на стол от радости. Она всерьез мучается над вопросом, как пооригинальнее поздравить любимого Полежайкина с 23 февраля, – как будто это вопрос жизни и смерти. Она готова и соревноваться с сестрой Дашей, кто из них сильнее любит своего молодого человека, и участвовать в глупых соревнованиях,  - прямо совсем, как в телешоу. Одним словом, ум Галины Сергеевны существует абстрактно, автономно и в повседневной жизни не проявляется. В своей социальной самоидентификации и поисках личного счастья она заурядна. Она – одна из тиража Галин Сергеевн, вечно взрослых и вечно немодных особ женского пола.

Просто их с мамой Полежайкина делали на одной фабрике, а, к примеру, модницу Машу – на другой. Устраиваясь на работу в школу, Маша надевает очки, меняет прическу, стиль одежды и даже мимику – и становится худенькой молоденькой копией учительницы литературы, одинокой мечтательницы постарше и помассивнее. Каждому – свой тираж.

И всем – одинаковый образ жизни, одинаковый рецепт счастья и несчастья в одной и той же социальной нише.

 Ситкомы склонны предельно снисходительно относиться к героям, умиляясь их дремучести, эгоизму и откровенной примитивности. Неуч или неудачник, довольный собой, - наиболее распространенный тип. К нему относится и уже названный Полежайкин, и большинство персонажей в «Ворониных» и «Счастливы вместе». А если кого-то из героев начинает одолевать критическое отношение к себе и своей жизни, как папу сестер Васнецовых, сериал подает это как милый комический казус. Ведь понятно же, что измениться герои все равно не в состоянии. Главное, что телевидению они нравятся.

Резкая ограниченность персонажа малым набором свойств роднит героев ситкомов и фарсовых скетчей («Одна за всех» или «Даёшь молодежь!») с героями классической комедии, только созданных без таланта Мольера. Человек предстает изначально неизменным, замкнутым в себе механизмом, который может воспроизводить две-три «мелодии». В своих эмоциональных реакциях и проявлениях герои удивительно однообразны. Похоже, принцип телевидения – если придумываешь злого персонажа, ищи, где он особенно зол.

Если крутой бизнесмен – значит, всегда думает о деньгах и выгоде. Если маленькая девочка – всегда объедается сладостями. Если глупенькая красотка – то она всегда и во всем будет ужасающе безмозглой.

 В общем, все сделано для того, чтобы самый недалекий реальный человек ощутил себя почти героем Шекспира и Толстого по сравнению с действующими лицами бесконечных комических телесюжетов.

Дальше всего в утверждении человеческого примитива как эталона личности зашло шоу «Детектор лжи», которое ведет Андрей Малахов. В этой программе каждый из основных участников должен отвечать на более или менее щекотливые вопросы, касающиеся его личной и социальной жизни. Ответчик подключен к прибору, именуемому детектором лжи. Если детектор указывает, что ответчик сказал правду, человек получает вожделенные баллы и набирает новые и новые денежные суммы. Но если хотя бы один раз детектор свидетельствует, что ответчик солгал, все накопления сгорают, игра прекращается, участник выбывает ни с чем.

Изначальная нечестность заключается в том, что техническое устройство на самом деле не может фиксировать правду и неправду. Оно фиксирует отношение человека к своим же собственным словам. Чем сложнее, противоречивее отношение – о чем сам ответчик может не догадываться – тем негативнее реакция прибора. Поэтому вполне возможны – и уже возникают такие ситуации, когда участник программы уверен в том, что говорит чистую правду. А детектор ему: «Это ложь!» Человек обескуражен и пристыжен, а иногда и потрясен. Оказывается, он лжец, о чем не подозревал.

Но дело-то в том, что детектор ориентируется на косвенные показатели и успешно действует в том случае, если отвечающий сам хорошо знает, правду или неправду он говорит. Потому детекторы и используются прежде всего в криминалистике. Однако существуют сложные вопросы и противоречивое отношение человека к миру и другим людям. «Вы любите детей?» - например, спросят очередного искателя выигрыша. А он окажется рефлексирующей, думающей личностью. И в его голове промелькнут разные нюансы отношения к детям. Он припомнит, что иногда они его раздражают, а иногда он так устает, что ему хочется, чтобы дети куда-нибудь ушли и не мешали. А еще он может подумать – мои дети, конечно, очень хорошие, я их люблю, но иногда…. И вот эти переливы эмоций, эти колебания в бесконтрольных попытках быть честным с самим собой, детектор поймает и выдаст: «Вы не любите детей». А человек просто сложно относится к детям, потому что они для него не абстракция, не рекламная розовая картинка, а противоречивый жизненный опыт.

А другой, эгоист, злодей или тупица, ответит сразу, без колебаний: «Не люблю я детей». И детектор ласково объявит: «Это правда». И человек продолжит восхождение к обещанному миллиону рублей.

При подобных правилах игры выигрывает не самый правдивый, а самый беззастенчивый, человек  с самым малым числом душевных извилин.

«Детектор лжи» интерпретирует процесс рефлексии и наличие многослойного сознания и подсознания как нечто негативное. Будь простым, как амёба, и детектор тебя полюбит, - словно советует программа. Чем меньше человек думает, рассуждает, сомневается, переживает, тем ближе он к выигрышу миллиона. Так получается объективно.

Но позвольте, человек как раз тем и отличается от животного, что постоянно думает, постоянно в чем-то не уверен, испытывает взаимоисключающие эмоции, постоянно корректирует свои оценки и самооценки, одним словом, живет интенсивной духовной жизнью, в динамике мыслей и чувств. Оказывается, это плохо, очень плохо. Быть сложным, тонким, противоречивым живым человеком попросту не выгодно. И денег не получишь, да еще вдобавок и дурную славу заработаешь. Уйдешь из студии посрамленным.

Но даже не в этом главное зло «Детектора лжи», а в том, что людей приучают к тому, что в их внутреннем мире и в их личной жизни лучше разбирается техника, телевидение, нечто и некто постороннее. Как чувствует душа, лучше разбирается машина. Как человек думает, - это виднее ведущему программы. Человеку сообщат, что он на самом деле чувствует и как он мыслит. Сам он может ошибаться, а вот техника не ошибается. Ее не проведешь. Вообще-то смахивает на мрачнейшие образцы антиутопии в духе Оруэлла. И это антиутопическое издевательство над простыми людьми считается на нашем телевидении достойным развлечением, даже с психологическим уклоном. Мне в данном случае все равно, что это шоу – снова лицензионное, и что оно уже имело место на телевидении других стран. Апробация в мировых масс-медиа не есть критерий нравственной чистоплотности и приемлемости. Душа человека, который то ли из любопытства, то ли по наивности, то ли из финансовых соображений пришел на «Детектор лжи», - эта душа подвергается унижению. Душу пускают на «мыло», по сравнению с которым любой мелодраматический сериал покажется высоким гуманистическим искусством.

Людей продолжают приучать к тому, что они должны быть примитивными послушными существами, которые чтут высшие авторитеты.

Авторитетами могут быть  поп-звезды,  популярность которых создаётся телевидением. В качестве авторитета могут выступать и  технические устройства, которые словно бы воспроизводят древнейшие языческие практики  определения истины: буквально Deus ex machina.  Пожалуй, скоро человек будет не только послушно опускать бюллетени в избирательные урны, но и спрашивать у какого-нибудь электронного начальства, какие товары ему больше нравятся, кого он любит и ненавидит, и вообще, жить ему, собственно говоря, или, может, не стоит. Наши СМИ постоянно прощупывают почву – а не пора ли поставить крест на автономности и внутренней неприкосновенности сознания индивида. Может, и от этой относительной свободы человек готов отказаться? Может, она ему тоже в тягость, так же, как быстро сделалась в тягость демократическая идея?

    

 

       

   

   

 

07 Сентябрь 2010

Комментарии
enot33  |  27 Сентябрь 2015 в 12:52
http://www.avtomotiv-tomix.ru/(<тыц>)


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
КВАСЬНЕВСКИЙ: В НЫНЕШНЕЙ СИТУАЦИИ ТРАДИЦИОННАЯ ПАРТИЙНАЯ СТРУКТУРА СТАНОВИТСЯ ПРЕПЯТСТВИЕМ
АЛЕКСАНДР КВАСЬНЕВСКИЙ: НАМ УГОРОЖАЕТ ИНФЛЯЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
ВАСИЛИЙ КУЗНЕЦОВ - ЛЕГЕНДА СОВЕТСКОЙ ДИПЛОМАТИИ
ТЕОРИЯ ФОРМАЦИЙ МАРКСА И ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО КИТАЯ

Новости
05.12.2019 Президент Ирака одобрил закон об отмене привилегий для чиновников - ТВ
05.12.2019 Финские социал-демократы поддерживают продолжение работы Ринне на посту премьера
05.12.2019 В Париже проходит акция протеста против пенсионной реформы
05.12.2019 Третья волна маршей протеста началась в 9 крупных городах Колумбии
04.12.2019 В Мадриде пройдет массовая акция протеста против изменения климата
04.12.2019 В 2020 году 168 миллионов жителей планеты будут нуждаться в гуманитарной помощи - ООН

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"