все поля обязательны для заполнения!


 
СОЦИАЛИЗМ, ПОЛИТИКА И ИНВАЛИДНОСТЬ

Хелен Келлер – одна из героических фигур американской истории, но подлинную Келлер мы знаем мало. То, что она была серьёзным политическим мыслителем и внесла важный вклад в социалистическую теорию и практику, что она была пионером марксистского понимания инвалидности и реабилитации инвалидов, намеренно или по невежеству замалчивается. Из Келлер сделали «гипсовую святую», удобный, но политически бесцветный символ упорства и победы над невзгодами.

 Её жизнь подаётся как нравоучение: нет таких препятствий, которых не преодолели бы смелость и усердная работа, и какими бы серьёзными ни казались ваши проблемы, они меркнут по сравнению с тем, что пережила Келлер. Самый коварный урок предназначен для людей с ограниченными возможностями: вы станете полноценным членом общества, если собственными усилиями компенсируете инвалидность, а структурное угнетение и неравенство возможностей не имеют никакого значения.

 Активно эксплуатируется образ Келлер как «вечного ребёнка». Статуя Келлер, установленная в Конгрессе в 2009 году, изображает её семилетней девочкой, чтобы не было даже мысли о более чем 60 годах её жизни, отданных политической борьбе. Политический радикализм Келлер игнорируется или изображается как отклонение. Дж. Лэш, автор одной из лучших биографий Келлер, объясняет её участие в социалистическом движении тем, что «слепота и глухота изолировали её сознание от жизненных реалий, очевидных большинству из нас и диктующих осторожность, компромисс и полутона, и делали её мир чёрно-белым и дихотомичным».

 Примерно в том же Келлер обвиняли при жизни. Газета «Детройт фри пресс» писала в 1914 году: «Хелен Келлер, стремящаяся указать путь к свету для глухонемых и слепых, вдохновляет нас. Та же Хелен Келлер, проповедующая социализм, поддерживающая стачку рабочих медных рудников или высмеивающая Конституцию Соединённых Штатов, не вызывает ничего, кроме жалости, потому что выходит за свои рамки, за те ограничения, от которых не спасут ни уверенность в себе, ни медицина. Её знания могут быть только чисто теоретическими, а наш мир и его проблемы, увы, остаются сугубо практическими».

 Ещё чаще буржуазные журналисты её просто игнорировали, «корректировали» или отказывались печатать её статьи и письма в редакцию. В 1929 году она заметила: «Пока я ограничиваюсь социальным обслуживанием и проблемами слепых, они восхваляют меня, но когда перехожу к рассмотрению жгучих социальных или политических вопросов, особенно, как нередко со мной бывает, на стороне меньшинства, всё резко меняется. Они полагают, что я – орудие в руках беспринципных людей, которые стараются сделать меня своим рупором. Я не боюсь жёсткой критики, но только тогда, когда во мне видят человека с собственным умом».

 

 

Как она стала радикалом

Хелен Келлер родилась в 1880 году в штате Алабама. Её отец был плантатором-рабовладельцем, во время Гражданской войны служил офицером в армии южан, а потом стал редактором одной из ведущих газет Алабамы. Мать Келлер происходила из богатой и влиятельной семьи из Новой Англии. Когда Хелен было два года, она заболела (диагноз не был установлен), ослепла и оглохла. Только в семь лет она начала учиться под руководством Э. Салливэн, которая сама переболела трахомой и почти ослепла в восемь лет, но сумела окончить школу для слепых и была нанята Келлерами как домашняя учительница.

 Под её руководством Хелен успешно осваивала навыки общения и училась. В 1896 году она поступила на подготовительное отделение обычного колледжа. Американские и иностранные газеты наперебой описывали её успехи в учёбе, и когда в 1904 году Келлер окончила Редклиффский колледж со степенью бакалавра искусств, она стала уже почти всемирной знаменитостью.

 В 1908 году Келлер неожиданно вступила в Социалистическую партию США (СП). Её привели к этому, во-первых, чтение работ по социологии и философии, в том числе К. Маркса, Г. Уэллса, У. Морриса и Ю. Дебса, а во-вторых, изучение условий жизни инвалидов в США. Она осознала, что основными причинами инвалидности были несчастные случаи на производстве и профессиональные заболевания, зачастую вызванные стремлением предпринимателей сэкономить на технике безопасности, и социальные факторы – нищета, неравный доступ к медицине, антисанитария в переполненных трущобах и навязываемое обществу невежество в вопросах продолжения рода и сексуального здоровья.

 Для окружающего общества люди, став инвалидами, переставали существовать, пополняя класс нищих, безработных и отверженных. Никакой статистики инвалидов и их нужд ни в одном штате или городе не велось. Изучение последствий слепоты постепенно вело Келлер к убеждению, что нищета, невежество, вырождение и стихийная жестокость капитализма и есть главные враги, «лишающие зрения детей и рабочих, подрывающие здоровье всего человечества».

 

Социалистическая Жанна д’Арк

Вскоре Келлер стала одним из ведущих деятелей социалистического движения, одним из его самых активных и успешных пропагандистов. Она регулярно печаталась в изданиях СП, объездила с лекциями всю страну, поддерживала все крупные забастовки и классовые конфликты. В 1913 году она опубликовала сборник работ о социализме, правах женщин и инвалидности «Из тьмы: эссе, письма и выступления о физическом и социальном зрении», ставший её важным вкладом в социалистическую мысль.

 Когда Келлер пришла к выводу, что СП больна консервативным реформизмом и нацелена прежде всего на участие в выборах, она начала активно поддерживать профсоюз «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ), выступавший за создание революционного рабочего движения. В 1912 году Келлер приняла участие в организованной ИРМ стачке текстильщиков в Лоренсе (штат Массачусетс).

 Сама Келлер открыто сравнивала себя с Жанной д’Арк. С марксистской политикой и практикой она сочетала христианский социализм, поскольку принадлежала к секте, известной как сведенборгианство, по имени шведского философа XVIII века Э. Сведенборга. Келлер была уверена в том, что учение Иисуса Христа несовместимо с рабством в любой форме, сам он был защитником всех угнетённых, а будущее социалистическое общество и царство Божье – это почти одно и то же.

 В 1910-е–1920-е годы радикализм Келлер достиг своего пика. В 1916 году она заявила: «Не может быть просвещения без революции. Мы пробовали мирное просвещение 1900 лет, но без успеха. Давайте попробуем революцию и посмотрим, что получится. Мне не нужен мир любой ценой. Я сожалею, что идёт эта [Первая мировая] война, но я никогда не сожалела о тысячах, чья кровь была пролита во время Великой французской революции. Рабочие в окопах усваивают уроки, которые они применят на пользу своему делу».

 Её печатные работы и выступления этого периода затрагивали широчайший круг тем: капитализм, классовая борьба, эксплуатация, революция, война, империализм, угнетение женщины, расизм и инвалидность. Эти темы объединяло обличение существующего общественного строя. Ещё до войны Келлер отмечала, что капиталисты каждой нации относились к своему рабочему классу почти как к вражескому населению, которое надо поработить и ограбить. Государство – не нейтральный исполнитель закона, а инструмент в руках экономически господствующего класса, который принимает законы сам для себя и при необходимости сам бесстыдно нарушает их, считала Келлер, поэтому для революционеров соблюдение или нарушение закона остаются лишь вопросом тактики.

 

 

Борец за всеобщее равенство

Келлер приняла горячее участие в борьбе за права женщин, демонстрациях и акциях за наделение женщин избирательным правом, выступала за легализацию абортов и контроля за рождаемостью, требовала полного равенства женщин в экономической, политической и общественной жизни. Келлер подходила к освобождению женщины с чисто марксистских позиций, считая, что избирательное право женщин ускорит наступление социализма, а борьба за избирательные права женщин – это стратегическое оружие в общей борьбе против капитализма.

 Социалистическая партия также традиционно выступала за предоставление женщинам избирательных прав, но не имела официальной позиции по борьбе с расовой сегрегацией и неравенством, которые были нормой в американском обществе в целом и в рабочем движении в частности. Некоторые представители его левого крыла отвергали расизм и сегрегацию, однако В. Бергер и многие другие прямо заявляли, что «цветные расы» отстают в развитии и являются обузой для торжества социализма.

 Келлер всю жизнь принципиально выступала против всех форм расовой сегрегации и неравенства. Она активно поддерживала Национальную ассоциацию содействия прогрессу цветного населения, с основателем которой У. Дюбуа была знакома с детства. Даже на склоне лет Келлер участвовала в митингах и протестах в ходе движения за гражданские права 1940‑х и 1950‑х годов. «Хладнокровная последовательность, с которой [чернокожих американцев] лишают знаний, опоры на собственные силы и хорошей работы», убогое состояние школ для небелых слепых детей, которые она посещала, «суды Линча» на Юге и в Новой Англии, оголтелая проповедь белого превосходства сулят Америке трудное будущее, считала Келлер.

 

Новое понимание инвалидности

Теоретические и политические подходы Келлер к инвалидности, вытекавшие из её социалистических убеждений, были истинно революционными, хотя она, особенно в последние годы жизни, отделяла радикальную политическую деятельность от своей позиции по инвалидности, которая становилась всё менее воинствующей. Она далеко опередила своих современников, которые изучали этот вопрос, но сами не были инвалидами и занимали патерналистскую позицию. По сути, считалось, что причиной бесправия инвалидов были они сами – их недостаточное образование и квалификация, и что все проблемы будут решены, стоит им лишь успешнее приспосабливаться к жизни.

 В программной статье «Безработные» (1911) Келлер объясняла массовую безработицу тем, что капиталистическое производство требует «большой армии бездействующих людей», чтобы заставить рабочих конкурировать друг с другом, а менее здоровые просто первыми выводятся в расход. Безработица слепых, продолжала она, «вызвана условиями, которые тяжким бременем ложатся на весь остальной рабочий люд», и права на труд их лишает «не их физическая, а наша социальная слепота».

 Келлер настойчиво требовала расширения возможностей для обучения и профессиональной подготовки инвалидов, но доказывала, что дело не в противоположности между инвалидами и здоровыми людьми, но в противостоянии между всеми угнетёнными, включая инвалидов, и господствующим классом, который их всеми способами эксплуатирует.

 Келлер писала: «Общество основано на индивидуализме, захвате, эксплуатации и полном пренебрежении общим благом. [Такое] общество не может не тормозить развитие даже самых успешных своих членов, поскольку отвлекает силы человека на ненужные действия. Это аморальное состояние общества будет продолжаться, пока остаётся система всеобщей конкуренции за средства к существованию. Конкуренция должна уступить место сотрудничеству, а классовый антагонизм–братству».

 По мнению Келлер, общество обеспечит достоинство и благополучие всех инвалидов только вместе с достоинством и благополучием всех, вне зависимости от состояния здоровья. Подход Келлер к пониманию инвалидности включает несколько основных положений: решающее значение имеют социальные и политические, а не индивидуальные и ситуативные причины инвалидности; инвалидам нужны не жалость или благотворительность, а помощь, делающая их полноценными членами общества, и право работать и распоряжаться своими делами; недопустимы сегрегация инвалидов и изоляция их в приютах, которые становятся своего рода «гетто»; освобождение инвалидов от социальных препятствий неразрывно связано с общей борьбой за общество равенства и благоденствия.

 Взгляды Келлер с течением времени менялись. Так, в 1915 году она выступила в поддержку евгеники, связав контроль за рождаемостью и репродуктивное самоопределение, с одной стороны, с созданием «наиболее приспособленных» будущих поколений, с другой. Но затем Келлер не раз осуждала идею «выживания самых жизнеспособных», на которой была основана евгеника не только в нацистской Германии, но и в США, где Верховный суд в 1927 году даже признал принудительную стерилизацию законной.

 

Русская революция и международное социалистическое движение

Келлер безоговорочно приветствовала Октябрьскую революцию в России. В 1918 году она писала: «В России сделан первый шаг по пути социального возрождения. Русский народ взял Россию в свои руки! Сейчас, когда весь мир раздирают вражда и свирепое соперничество, русский народ героически высказался за единство человечества, против аннексий, контрибуций, тайной дипломатии, ненависти, страха, сговоров и расовых антагонизмов».

 Келлер сделала всё возможное для противостояния волне политических репрессий, прокатившейся по США в 1920‑е годы. Она писала бесчисленные статьи и письма в защиту левых активистов, которым грозили долгие сроки заключения или депортация за «измену» или «подрывную деятельность». Она стала одним из основателей и членом правления Американского союза защиты гражданских свобод.

 Однако к концу 1920‑х годов у Келлер становилось всё меньше возможностей для участия в социалистическом движении. Политические гонения и фракционные склоки превратили Социалистическую партию и ИРМ в развалины. Вновь созданная Коммунистическая партия (КП), объявленная правительством вне закона, оставалась небольшой группой, действующей в подполье и раздираемой междоусобицами.

 Поэтому Келлер продолжала независимые лекционные туры, выступая перед самыми разными аудиториями и организациями. Основной темой лекций была её собственная жизнь. Своим главным героем она называла американского социалиста Ю. Дебса, тремя самыми великими людьми своего времени – В.И. Ленина, американского изобретателя Т. Эдисона и британского актёра Ч. Чаплина.

 

 

Американский фонд поддержки слепых, Коммунистическая партия, Вторая мировая война

С 1924 года Келлер начала читать лекции под эгидой Американского фонда помощи слепым (АФПС), основанного в 1921 году, и продолжала работать в нём до конца жизни. Фонд был благотворительной организацией, его консервативно и антикоммунистически настроенное крыло выступало против сотрудничества с Келлер. АФПС платил ей регулярное жалованье, однако жёстко контролировал содержание её выступлений, всеми мерами приглушая её радикализм и ассоциации с социализмом и коммунизмом. Она больше не говорила, что капитализм является причиной угнетения инвалидов и что полное освобождение инвалидов возможно только после революции.

 Пропасть между общеполитическим социалистическим активизмом и работой Келлер по поддержке инвалидов ширилась. Однако в 1920‑е–1940‑е годы она продолжала писать статьи и давать интервью по таким вопросам, как права женщин, бедность, смертная казнь и империализм. В 1929 и 1938 годах она опубликовала две книги, в каждой из которых был раздел с восхвалениями СССР, который она всё ещё считала более или менее демократическим государством рабочих, и Ленина, который «посеял в России семена новой жизни всего человечества».

 Келлер вела переписку с прежними соратниками по СП и ИРМ, включая тех, кто вступил в Компартию. Сама Келлер в ней никогда не состояла, но была активным «попутчиком», в 1930‑х и 1940‑х годах участвовала во многих кампаниях, организациях и мероприятиях КП, регулярно писала статьи для партийных газет и журналов. Поэтому с 1925 до 1964 года Федеральное бюро расследований вело подробное досье на «неблагонадёжную» Келлер.

 До 1941 года Келлер публично высказывалась против вступления США во Вторую мировую войну, которую называла ненужным рабочему классу империалистическим конфликтом. Однако она осознавала угрозу, которую миру несёт фашизм и в 1938 году направила в редакцию газеты «Нью-Йорк таймз» письмо, в котором требовала прекратить замалчивание преступлений нацизма в Германии, в том числе «евгенического террора» против инвалидов. Но пока Келлер предлагала ограничиться международным бойкотом фашистских Германии и Италии, призывала их население активно сопротивляться своим правительствам, участвовала в кампаниях за допуск в западные страны всех без исключения бежавших от фашизма.

 После нападения Германии на СССР Келлер совершила крутой поворот и заявляла, что «явно империалистическая» война внезапно стала «народной войной за освобождение». Как и Компартия США и большинство остальных левых, Келлер перестала осуждать США как «недемократическое капиталистическое государство» и превозносила президента Ф. Рузвельта, ставшего союзником И. Сталина.

 Это не мешало Келлер бичевать недостатки американского общества, в том числе расовую сегрегацию, которая только ужесточалась, несмотря на то, что США вели войну с фашизмом, основанным на расизме. В октябре 1942 года она опубликовала в коммунистическом журнале «Нью мэссиз» статью «Что значит негр для победы», где требовала «помочь неграм защитить свои достижения в борьбе с несправедливостью, поскольку если они будут сведены на нет, то война не сможет закончиться настоящей победой демократии».

 

 

«Холодная война» и маккартизм

После окончания Второй мировой войны и с началом «холодной войны» Келлер, опять-таки вслед за КП США, вновь начала критиковать свою страну как империалистическое государство, подрывающее демократию у себя и за рубежом. Келлер осуждала президента Г. Трумэна за поддержку антидемократических сил в Греции и Турции, за наращивание ядерного арсенала, неприкрытый расизм, подавление радикализма и либерализма.

 Она совершила поездку по Европе, посетила Хиросиму и Нагасаки и ужаснулась тому «немыслимому зверству», которое здесь совершили США. Келлер пришла к выводу, что предала свои принципы, когда выступила в поддержку участия США в войне, тем более, что она закончилась отнюдь не триумфом всеобщего мира и демократии, как многие надеялись.

 К началу 1950‑х годов Келлер разочаровалась в Советском Союзе и начала дистанцироваться от него и КП США. Она признавала, что СССР основан на репрессиях, а на мировой арене действует как любое большое агрессивное государство. Вину за «холодную войну» она возлагала в равной мере на США и СССР. Когда в 1948 году лидер Югославии И. Броз Тито отказался подчиниться диктату Сталина, Келлер выступила в поддержку Югославии.

 Келлер активно сопротивлялась маккартизму–кампании репрессий против коммунистов и левых сил, которая велась в США в 1940‑х и 1950‑х годах. Тогда десятки тысяч людей были заключены в тюрьму, уволены с работы и депортированы, многие бывшие коммунисты отрекались от своих убеждений и публично доносили на бывших товарищей по партии. Келлер писала статьи и подписывала протесты против маккартизма и охоты на ведьм, заявляла, что от своих взглядов не отречётся никогда и столь же ясно давала понять, что больше не поддерживает СССР или Компартию.

 Она перешла к некоммунистическому, хотя и не антикоммунистическому пониманию социализма. Её друзьями и политическими единомышленниками, соратниками в борьбе против маккартизма, гонки атомных вооружений, расизма и «холодной войны» были такие некоммунистические социалисты, как физик А. Эйнштейн, скульптор Дж. Дэвидсон, литератор В. Брукс, политик-прогрессист Г. Уоллес.

 Сохранила ли Келлер до конца жизни социалистические убеждения или стала либералом, которого больше не «одурманивали коммунисты»? Несомненно, она осталась социалистом, хотя более умеренным, а её политическое кредо на закате лет не было столь прямолинейным, как в молодости, в чём убеждают хотя бы противоречивые высказывания об СССР, США и войне. В 1950 году в интервью «Нью-Йорк таймз» она заявила, что по-прежнему считает себя социалистом, а коммунизм может служить идеалом, но если его не навязывают силой. Сейчас, по её словам, советский строй–«это ещё одна тирания над душой и телом», поскольку в СССР «дух Ленина» подавлен сталинской властью, правящей так же, как правили цари.

 К концу 1950‑х годов Келлер оказалась в изоляции и утратила интерес к политике, её христианский социализм становился всё более христианским и всё менее социалистическим. Теперь она возлагала свои надежды на «третий мир» и некоммунистические социалистические силы, но понимала, что её мечта о социализме как никогда далека от осуществления.

 АФПС всё больше управлял её жизнью – он получил доверенность на ведение её дел, контролировал её финансы, публичные выступления и даже её посетителей, поскольку дом, где она жила, тоже принадлежал фонду. В 1959 году была поставлена пьеса У. Гибсона «Сотворившая чудо», в которой рассказывалось о детстве Келлер. Пьеса имела огромный успех, но Келлер в постановке практически не участвовала, более того, враждебно отнеслась к пьесе и к тем, кто считал, что при постановке можно обойтись и без помощи и советов Келлер.

 Публично она в последний раз выступила в апреле 1961 года, речь касалась положения инвалидов, Келлер требовала от правительства увеличить финансирование школьного обучения детей-инвалидов, поскольку до 75% из них были вообще лишены какого-либо образования. В октябре 1961 года она перенесла несколько инсультов и полностью исчезла с общественной сцены. Умерла она 1 июня 1968 года в возрасте 87 лет.

 

 

Статья была опубликована в журнале International Socialist Review

Перевод Олега Теребова

25 Июль 2018

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
РОСКОСМОС В ПОИСКАХ ЧЕРНОЙ КОШКИ
ПОЛИТИЧЕСКАЯ НИЧЬЯ
НЕУДАЧА РОССИИ ГРОЗИТ ОБЕРНУТЬСЯ БЕДОЙ ДЛЯ УКРАИНЫ
ПЯТИТЬСЯ В БУДУЩЕЕ

Новости
15.11.2018 Еврокомиссия не намерена комментировать отставки в британском кабинете
15.11.2018 Китай наметил уступки США в области торговли в ожидании G20
14.11.2018 Меркель отметила необходимость создания отдельной армии ЕС
14.11.2018 Первые беженцы попытались перелезть через ограждение на границе Мексики и США
14.11.2018 Британия и ЕС согласовали сделку о Brexit, оппоненты Мэй обещают голосовать против

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"