все поля обязательны для заполнения!


 
КРЕПОСТИ И КАЗЕМАТЫ
АЛЬБЕРТО БУРДЖИО
Итальянский философ

В апреле 1937 года вследствие тяжелой болезни скончался марксистский философ Антонио Грамши. Он родился 22 января 1981 года, в 1913 году  стал членом Социалистической партии Италии. В 1921 году он принимал участие в создании Коммунистической партии и был ее представителем в исполнительном комитете Коммунистического интернационала. 8 ноября 1926 его арестовали, фашистский специальный суд приговорил его к 20 годам каторжных работ. В казематах Милана и Турина он написал внушительный труд «Тюремные тетради», которые до сих пор считаются теоретическим наследием. К годовщине его смерти немецкий портал Юнге Вельт опубликовал текст итальянского философа Альберто Бурджио.

Даже сегодня в либеральных толкованиях делается упор на противоречие между государством и гражданским обществом. Государство олицетворяет собой власть и угнетение, а гражданское общество - свободное развитие и индивидуальность. Такая идеологическая схема возникла в XVI-XVII веках в ходе гражданской борьбы за освобождение от феодальной автократии старого режима. Характерными для этой борьбы являются идеи общественного договора Джона Локка и экономически-политических классов Бернарда де Мандевиля.
Идеологическое противоречие между государством и гражданским обществом обострилось после Французской революции. Либеральные критики революции (от Константа до Токвиля) идентифицировали государство с насильственной властью якобинцев, которые были вдохновлены «дьявольской» теорией Руссо. Они требовали прав для общества, к которому они причисляли землевладельцев и беднеющее дворянство. В течение ХIX века Гегель как «философ государства» стал мишенью для либеральной полемики. Подемика активизировалась  после рождения организованного рабочего движения и драматических событий Парижской коммуны. Октябрьская революция в России придала идеологии абстрактного противоречия между государством и гражданским обществом новую силу - она радикализовалась. Некоторые либеральные теоретики (Хайек, Поппер и др.) разработали однозначную историческую генеалогию: от Руссо идет прямая линия через Гегеля и Маркса к «тоталитарным» большевикам. Сегодня можно с легкостью демонтировать эту полемическую схему. Простое наблюдение показывает, что государство, против которого выступают либералы, принадлежит как раз им самим. Буржуазное государство защищает – в том числе в виде либеральной демократии – власть частного капитала и гегемонию тех классов, которые его контролируют.

Идеи власть имущих

Буржуазно-демократические государства и их правительства разрешили капиталу действовать по всему миру без каких-либо правил и создавать гигантские финансовые пузыри. Профсоюзам, которые попытались защитить интересы наемного труда, ограничили права – вплоть до роспуска. Государства Европейского союза заключили договоры Маастрихта и Лиссабона и создали важнейшие европейские институциональные структуры без какого-либо демократического контроля. Их кризисная политика заключается в том, чтобы навязать слабым странам (Греции, Португалии, Испании и Италии) свою волю на неоколониальный манер. Все средства, поступившие от сокращений в социальной сфере, снижения зарплат и повышения налогов для рабочих, прежде всего, поступили в «бедствующие» банки и концерны. Как известно, рациональная критика идеологической схемы бесперспективна, если эта идеология закреплена в массах и поддерживается властями. Борьба идей и теоретических моделей станет политической борьбой и, в конце концов, борьбой классовой. В этом смысле молодые Маркс и Энгельс писали, что «правящие идеи определенной эпохи являются только идеями правящего класса», поэтому даже сегодня идеологический дискурс, который гражданское общество противопоставляет государству в качестве «поля свободы», сохраняет свою силу убеждения, несмотря не все противоречия. Капитал, который контролирует государство, может выглядеть как его жертва и притворяться представителем гражданского общества. С понятием «правящие идеи» начинается тема гегемонии и величайшего мыслителя XX века Антонио Грамши. В его «Тетрадях» («Тюремные тетради» 1929-1935) он создал первый систематический анализ структуры и функции идеологической власти (которую он называл «гегемониальной») в буржуазном обществе. Грамши является, таким образом, важным источником идей, для того, чтобы заново переосмыслить полярность государства/гражданского общества.
В этой публикации труды Грамши могут быть представлены лишь в виде короткого резюме. Он сравнивал развитие на Востоке (Россия до и после 1917 года) с капиталистическим Западом; занимался историей модернизации в различных европейских странах (особенно во Франции и Италии); темой «исчезновения» государства, новыми связями между производством и обществом (в «фордизме»). Но самым важным его занятием было описание отношений между государством и гражданским обществом в современном капитализме.

Критика вульгарного марксизма

Начать следует с традиционной схемы, которую мы уже видели, по которой государство непосредственно противостоит гражданскому обществу. Государство олицетворяет политическую власть с эксклюзивной компетенцией. Гражданское общество выглядит как сфера неформального действия между частными индивидуумами, как территория этих действий и экономических взаимоотношений. Территория, которая стремится быть независимой от власти и ее влияний, насколько это возможно. Это схематическое представление было также заимствовано вульгарным марксизмом, который критиковал Грамши. Концепция односторонней и механической иерархии государство/общество - ничто иное, как либеральная схема наоборот. Государству дается – в виде «диктатуры пролетариата» - власть формировать общество. Этому, ошибочно приписываемому Марксу, представлению, Грамши противопоставляет намного более сложное определение взаимоотношения политики/общества/производства. Так же как и для Маркса, для него самым главным являлась «модель производства» политических институтов. Но между политически-институциональной властью и полем производственной деятельности находится диалектическое взаимоотношение. В отличие от либералов или анархо-синдикатного представления Грамши видел разницу между экономической активностью и политическим действием как разницу чисто методического, а не содержательного характера. При этом Грамши не открывает ничего нового. Он работает над расширением функций политики. Это уже было темой теоретических дебатов Третьего интернационала и Австромарксизма. Мысли влиятельного и теоретически подкованного немецкого политика Вальтера Ратенау кружили вокруг этой темы. С началом капиталистического «мирового экономического кризиса» в 1929 году государственное вмешательство в экономику стало актуальным. Кейнсианство и фашистский корпоративизм стали двумя видами этого вмешательства. Грамши описывает это развитие на примере, который актуален даже сегодня. Государства не занимаются только тем, что "пытаются сохранить сегодняшний аппарат производства, в том виде, в котором он существует сегодня", а еще и его "реорганизацией, для того, чтобы параллельно поддерживать рост населения и удовлетворять коллективные потребности". В этом отношении он внимательно изучал склонность национальных государств к протекционизму, демпингу цен на рынках и спасению концернов от банкротства. Сегодня эти меры он бы тоже видимо подверг резкой критике. Грамши вспоминает в этом плане формулу Ленина о "национализации потерь индустриальных дефицитов".  Однако «Тетради» Грамши вносят новый элемент в эти размышления. По мнению Грамши, политика «заняла» не только экономику начиная с середины ХIX века (особенно, с 1870 года). Государственная сфера не ограничивается лишь планированием и поддержкой производства. Она внедряется также в область культуры и общественного дискурса, идеологии и пропаганды, то есть, в направлении, которое можно было бы называть созданием субъективности. Это также относится ко все еще актуальному факту о том, что невозможно управлять современным обществом без консенсуса и лояльности управляемых. Этот факт заставляет правящий класс "спонтанно" соглашаться с подчиненными.

Гегемония и принуждение

Анализ этой проблемы ведет к радикальному переосмыслению. Если на самом деле политически-институциональный аппарат постоянно развивает сложные функции, то понятия "государство" и "гражданское общество" (так же как и "политика" и "экономика") нужно определить заново. Результатом этого переосмысления является теория о государстве, основанная на новой теории отношений между государством и гражданским обществом. Это требует нового определения гражданского общества. В «Тетрадях» «государство» имеет два значения: в узком смысле («так называемое государство», «политическое государство» или «политическое общество») «государственная власть» должна защищать интересы правящего класса или обеспечивать его непосредственное господство («диктатуру). «Интегральное государство», напротив, является не только аппаратом правительства, но и институтами, которые создают и защищают «правящие идеи», то есть, культурную гегемонию правящих. Грамши формулирует в этом месте следующее: «государство = политическое общество + гражданское общество, то есть, закостенелая навязанная гегемония». Гражданское общество определяет не только экономику, но и создает структуры и функции, которые организуют общественный консенсус. Это понятие государства является необходимым, чтобы понимать положение дел. Видно, что Грамши различает определения «государство» и «гражданское общество». Новым является определение гражданского общества в его «Тетрадях», которые наполнены концепцией о гегемонии. Гражданское общество, пишет Грамши, конституирует «гегемониальный аппарат», то есть «сферу комплексных убер структур». Здесь имеются в виду системы создания информации для масс, религиозные институты и политические и профсоюзные организации. Все это средства, или могут ими быть, для того, чтобы создавать ценности и фундаментальные убеждения, которые обеспечивают лояльность граждан. Грамши убежден, что этот «буржуазный клуб», эта «цепочка крепостей и казематов» - так он называет гражданское общество - играет решающую роль в сохранении статус-кво и социального контроля. Важным является открытие ключевой функции этой идеологии. Активное участие масс в процессах воспроизводства, в общественном дискурсе (воспитание, культура, идеология, религия, пропаганда) стало фундаментальной задачей политики. «Общественное мнение» должно не только подвергаться влиянию, а скорее создаваться искусственно, для того чтобы обеспечивать «навязанный» консенс. Поэтому Грамши уделяет «интеллигенции» особое внимание, ведь она, в той или иной форме, причастна к созданию общественного дискурса. Она выполняет задачу, чувствительно и критично, обеспечивать «спонтанное» согласие населения. Проще говоря, эти «функционеры» гегемонии, очень важны для функционирования гражданского общества. Грамши делает акцент на «предвзятости» гражданского общества, если рассматривать его как часть «интегрального государства». Естественно, в расширенной структуре, которая должна создавать «активное согласие слуг». Правящий класс определяет «систему производства», на которой держится власть государства. В этом плане, государство является «маклером» правящего класса и одновременно «выражением экономической ситуации», от которой зависит социальная структура. В «Тетрадях» Грамши определяет гражданское общество как систему «политической и культурной гегемонии социальной группы внутри всего общества», как «гегемониальный аппарат социальной группы, противостоящий остальному населению». Оно действует как «структурный план», в соответствии с «функцией гегемонии» правящего класса в обществе.

Современный правитель

Ссылаясь на Макиавелли, Грамши говорит о «современном правителе», когда упоминает стратегию коммунистической партии. Гегемониальному аппарату правящего класса и его давлению нужно что-то противопоставить. Согласно Грамши, речь идет о «борьбе двух гегемоний». Борьба рабочего класса и его союзников против капитала требует создания своего рода антигегемонии. Необходимо создать «эмбрион» всего нового, «новой государственной структуры».«Современный правитель» должен, как пишет Грамши, быть, для начала, «глашатаем и организатором интеллектуальной и моральной реформы». Он должен обучить свое собственное гражданское общество, независимое и автономное от структуры правящего класса. Это, разумеется, не может произойти без учета соотношения сил (и конфликта) между социальными классами – в этом Грамши не сомневается. Его анализ выглядит сегодня очень актуальным, он является, по сути, ценным противоядием против идеологического провала.В «Тетрадях» неоднократно описывается многозначный статус гражданского общества. Для того чтобы поддерживать социальный консенс оно использует все «частные» образования и институты – как "крепости и казематы" государственной власти. Одновременно оно отдает «инициативу правящему классу», который преследует свои собственные интересы. До сих пор непонятно, почему Грамши пишет, что социальные организмы, которые отдают инициативу правящему классу, «поверхностно» называются частными. В каком смысле «поверхностно»?Вероятно, Грамши пытался показать опасности этой якобы "частности". Они выполняют общественную функцию, которая относится к социальному конфликту и использованию власти. По сути, Грамши показал тенденцию, которую мы видим сегодня: cмешение частного и общественного сектора. То, что было "частным", - большие международные предприятие и финансовые рынки, - воспринимается как государственное. С другой стороны, государства приватизируются: они все больше начинают служить частным интересам. Также стоит напомнить, что противники Грамши – когда его рассматривали как опасного сторонника субверсивных позиций – понимали его тезисы весьма четко. Грамши был радикальным критиком социальной и политической тотальной интеграции в современном буржуазном обществе. Это не заблуждение, что Грамши положительно относился к Руссо. С конкретной критикой частного характера гражданского общества он направляет взор на вторую часть "Дискурса о неравенстве" Руссо, в которой французский философ пишет, что "первый, кто оградил забором кусок земли и додумался сказать: это мое и нашел людей, которые ему поверили, был настоящим создателем буржуазного общества".

Перевод Андрея Шалая 

16 Май 2012

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
КОЛЛАПС ИЛИ РЕНЕССАНС
ПРЯЧЕМ ПОД МАТРАС
ПЕРИПЕТИИ ТРУДОВОЙ РЕФОРМЫ В ИСПАНИИ
ЧЬИ РАСХОДЫ ВЫРАСТУТ ИЗ-ЗА САНКЦИЙ

Новости
12.03.2022 Борич вступил в должность президента Чили и утвердил новое правительство
10.03.2022 Президентом Венгрии впервые избрана женщина Каталин Новак
10.03.2022 Россия выходит из Совета Европы
10.03.2022 Южную Корею после выборов может накрыть волна протестов – эксперт
10.03.2022 ООН на фоне санкций против РФ: ограничения не должны вредить обычным гражданам
09.03.2022 Приостанавливающие работу в РФ компании должны оплачивать сотрудникам простой - профсоюзы

Опрос
ОЦЕНИТЕ ВЫБОРЫ В ГОСДУМУ В 2021 ГОДУ






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"