все поля обязательны для заполнения!


 
СТАЛИН И ЕГО ЭПОХА
СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВ
кандидат экономических наук, политолог

Рецензия на трехтомное исследование ведущего научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Н.И. Капченко
"ПОЛИТИЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ СТАЛИНА"
[т. I (1879-1924 гг.), 46 п.л., 2004 г.; т. II (1924-1939 гг.), 2006 г., 45 п.л.; т. III (1939-1953 гг.), 47,5 п.л., 2009 г. Тверь, Изд-во ООО "Информационно-издательский центр "СОЮЗ"]. Общий объем трехтомника более 2200 полноформатных страниц.

Характер крупной политической личности в некоторых своих чертах может служить своеобразным зеркалом эпохи, в которую он жил, ибо в его деятельности, как правило, преломляются существенные черты этой эпохи. Более того, историческая личность подчас накладывает на эту эпоху свою неизгладимую печать. Светлую или зловещую печать − это уже зависит от личности. Иногда светлые стороны сочетаются с темными сторонами, причем столь причудливо и сложно, что бывает нелегко отделить одно од другого. В итоге складывается сложная мозаичная картина, порой поражающая воображение своей пестротой.
Сталин принадлежит именно к такому разряду политических фигур. Можно привести немало доводов в подтверждение высказанной мысли. Однако суть дела не в количестве или убедительности аргументов, а в том, что сам факт неизгладимого воздействия его деятельности на ход исторических событий в нашей стране, да и в мире в целом, по существу открыто или молчаливо признается как идейными и политическими противниками Сталина, так и его почитателями. Это, пожалуй, одна из немногих плоскостей, где совпадают мнения и оценки людей, придерживающихся в отношении его личности и его роли в истории полярных представлений.
В последнее время в нашей стране развертывается настоящая политическая баталия вокруг фигуры Сталина и его роли в нашей новейшей истории. Пожалуй, никогда до сих пор такая кампания не принимала столь грандиозных масштабов и не вовлекала в себя не только профессиональных историков, но и самые широкие круги общественности. В той или иной форме относительно правильного, объективного изложения истории выступили и руководители РФ. Уже сам этот факт свидетельствует не только о научной, но и исторически-политической значимости данной проблемы. В данном контексте особое внимание привлекает трехтомная фундаментальная политическая биография Сталина, изданная, о которой ниже пойдет речь. Я не стану перечислять все аспекты работы, детально анализировать ее достоинства и недостатки, поскольку совокупность проблем, рассмотренных автором необъятно широка. Это дает основание считать это исследование одним из наиболее фундаментальных в нашей исторической наук. Естественно, что ему свойственны как достоинства, так и недостатки. О некоторых из них я коснусь в ходе изложения материала. Но основной акцент будет сделан на анализе вопроса, вынесенного в заголовок.
Время во всей полноте раскрыло значение Сталина в истории и для истории. На протяжении длительного временного периода, особенно на первых этапах его деятельности во главе партии и фактически государства, многие его политические противники, да и западные наблюдатели, явно недооценивали его роль и значение. Глубокую мысль в связи с этим высказал один из биографов Сталина Р.Пэйн в своей книге о Сталине: “На протяжении всей его жизни все недооценивали его до того момента, когда было уже слишком поздно.”
Хотя исторические оценки и подвластны власти времени, но сама история в конечном счете неподвластна времени. В том смысле, что подлинная история не зависит от субъективных желаний и настроений тех, кто пишет о ней. В конечном счете история всего лишь зеркало событий, и оно не может отражать ничего иного, кроме того, что имело место в действительности. Здесь, разумеется, не принимаются в расчет сознательные или невольные попытки исторической фальсификации. Но и они в конце концов рано или поздно становятся известными и подвергаются заслуженному разоблачению.


Политическая деятельность столь сложной и противоречивой фигуры, какой был Сталин, не умещается в, казалось бы, привычные рамки добра и зла, отделенные друг от друга четкой и ясно различимой гранью. И эпоха, в которую он жил, и сама личность, давшая название целой эпохе, не поддаются однозначному определению. В прокрустово ложе добро и зло часто втискиваются вместе, и грани между ними бывают нередко весьма подвижными и изменчивыми. Здесь нужны более емкие, более масштабные исторические критерии, требуются не черный и белый цвета, а вся палитра красок, чтобы более или менее объективно обрисовать Сталина и его политические деяния. Здесь нужна не просто объективность, а объективность особого рода, граничащая со способностью понять и объяснить необъяснимое.
В трехтомнике основной акцент делается не на личных сторонах жизни рассматриваемой фигуры, а прежде всего на политических моментах. Если формулировать проблему кратко, то в политической биографии эпицентром выступает не только сама историческая личность, но и в огромной степени то место, которое эта личность заняла в истории, влияние этой личности на ход событий, процесс эволюции мировоззренческих и политических взглядов самой личности. В политической биографии одна из первостепенных задач состоит в том, чтобы в некотором смысле соединить личность и эпоху в единое целое: тогда только можно будет с верных позиций дать многомерную оценку самой рассматриваемой политической фигуры. Причем конкретная историческая панорама, в рамках которой действует личность, служит не просто фоном, а неразрывной органической частью общей картины рисуемой фигуры.
История на бесчисленных количествах примеров доказала простую истину: массы могут сменить своих вождей, но они не способны их заменить. Данное положение в преломлении к Сталину, конечно, нуждается в определенных дополнениях и коррективах, поскольку на определенном историческом этапе массы уже были не в состоянии сменить его у руля руководства. Но то, что он на протяжении почти 30 лет бессменно возглавлял такое великое государство, как Советский Союз, кроме всего прочего, свидетельствует и об немалой степени доверия к нему со стороны широких масс населения. Любая, даже самая свирепая диктатура, все-таки имеет пределы своей жизнеспособности. Если она в своей основе противостоит интересам поступательного развития страны и общества, то она так или иначе обречена на уход с арены. Со Сталиным этого не произошло. Значит, были мощные исторически реальные обстоятельства, делавшие возможным существование сталинской диктатуры.
Еще один момент заслуживает того, чтобы на нем специально остановиться: я имею в виду объективность. Как уже отмечалось выше, быть беспристрастным любой автор, особенно пишущий на острые политические и исторические темы, просто не может. В любом случае, при любых стараниях всегда будут проглядывать его собственные пристрастия, симпатии и антипатии, порой злорадство и даже ненависть. Предвзятость может выражаться не только в тенденциозной оценке фактов, но и в самом их подборе автором, в том, что выгодные для его концептуального подхода материалы он будет охотно использовать, а невыгодные ¬ просто игнорировать. Поэтому апеллировать к так называемой объективности в оценке роли Сталина в нашей истории – дело бесперспективное. Но определенные политические или идейные пристрастия не должны вредить достоверности изложения событий и фактов, их оценке в соответствии с исторической реальностью. Путь к истине не загораживают всякого рода чувства, будь то любовь или ненависть, они лишь накладывают на поиски этой истины своеобразную печать.

Главное – это достоверность, без которой сам процесс поиска истины превращается в простой фарс или же сознательное надувательство. Такое толкование принципа объективности, возможно, и покажется кому-то странным и недопустимым в таком деле, как написание биографии политического деятеля.
В сугубо политическом смысле он, конечно, был диктатором. Наиболее типичные и характерные черты диктатуры были присущи стилю и методам его правления. Однако, как пишет автор, сталинская диктатура была диктатурой особого рода, отличавшаяся от классических диктатур, знакомых нам из истории. Едва ли будет правильным считать, что власть, стремление обладать всей полнотой власти, что называется, наслаждаться этой властью, были самоцелью его политической философии. Будучи человеком широкого исторического кругозора и вместе с тем личностью чрезвычайно прагматической, Сталин прекрасно понимал, что власть сама по себе не может быть самоцелью. Она всегда был и остается лишь орудием, инструментом достижения определенных целей. В этом смысле диктатура Сталина была социально осмысленна и социально целенаправленна. Он стремился, опираясь на свою необъятную власть, переломить законы исторического развития и построить в стране новый общественный строй, хотя объективных предпосылок, как утверждали ортодоксальные марксисты, для этого не существовало.
Встает вопрос: в какой степени ему удалось добиться реализации своей цели и насколько прочным оказались фундамент и само здание нового общественного строя, созиданию которого он посвятил свою жизнь? Смерть застала его на том этапе развития Советского Союза, когда явственно стали проявляться некоторые, пока еще не совсем явные, но уже достаточно симптоматичные признаки угрожающего свойства. За фасадом бурного экономического и военного роста уже маячили серьезные проблемы экономического, социального и иного характера, которые во весь свой рост проявили себя позднее, уже после его смерти.


Однако бесспорно и неопровержимо одно − Сталин был жестким и жестоким правителем. Соображения гуманизма он трактовал с чисто классовых позиций − насколько это соответствует интересам господствующего в Советской России класса. Волю же и интересы этого класса, как он считал, воплощала его политическая линия. Противников этой линии он рассматривал не только в качестве своих политических оппонентов, но и как личных врагов. Впрочем, в этом он не был историческим уникумом. В истории России и других стран можно найти десятки аналогичных примеров. Однако в некоторых работах авторы как бы забывают об этом и всецело концентрируются исключительно на проявлениях деспотизма Сталина как явлении уникальном в своем роде. Нисколько не оправдывая Сталина и не стремясь снять с него ответственность за его действительную вину по части террора и репрессий, не следует забывать и о том, что в истории подобное − не столь уж редкое явление. К тому же − и это самое важное − нельзя искусственно абстрагироваться от суровых реалий эпохи, в которую он жил и действовал. На жестоких деяниях Сталина лежит суровая печать суровой эпохи, а не только особенности его личности. А точнее говоря, на первом месте стоят прежде всего исторические объективные причины, а потом уже и личные качества самого Сталина. В связи с этим стоит привести оценку, данную личности Сталина влиятельным американским журналом “Life”, который на протяжении многих лет определял человека года. Так, человеком 1939 года он назвал Сталина. Примечателен при этом вывод, сделанный журналом: “История может не любить его, но история не может его забыть.”

В этом контексте я считаю уместной привести концентрированную политическую оценку роли Сталина в истории, содержащуюся в таком респектабельном издании, каким всегда была Британская энциклопедия. Можно соглашаться или оспаривать эту характеристику, но игнорировать ее нельзя. Вот эта обобщенная характеристика: “На протяжении четверти столетия, вплоть до своей смерти в 1953 году, советский диктатор Иосиф Сталина обладал, вероятно, большей политической властью, чем какая-либо другая историческая фигура. Сталин осуществил индустриализацию Союза Советских Социалистических Республик, насильственно коллективизировал сельское хозяйство, укрепил свои позиции посредством интенсивного полицейского террора, что помогло победить Германию в 1941 − 1945гг., и значительно расширил советский контроль, поставив под него ряд восточноевропейских государств. Он был главным архитектором советского тоталитаризма и прекрасным, но феноменально безжалостным организатором; он уничтожил остатки индивидуальных свобод, но потерпел неудачу в обеспечении процветания человеческой личности. И все же он создал мощный военно-промышленный комплекс и ввел Советский Союз в ядерный век.”
И далее:
“Не подлежит сомнению то, что Сталин оказал огромное влияние на жизнь большего числа людей, чем какая-либо иная фигура в истории. Но оценка его общих достижений до сих пор, спустя десятилетия со дня его смерти, представляет собой чрезвычайно противоречивую проблему. Историки еще не достигли какого-либо определенного согласия относительно ценности его свершений, и маловероятно, что когда-либо достигнут.”
Думаю, что на весах Фемиды трудно взвешивать и сопоставлять как благие деяния, так и злодеяния той или иной исторической личности. Ведь недаром великий итальянский поэт Данте в своей “Божественной комедии” восклицал:
“ Чей хуже грех − не взвесишь на весах.” .
Значит окончательный исторический приговор всегда остается за самой историей.
В период так называемой десталинизации весь общественный запал был обращен на достижение одной единственной цели: по всем параметрам − общественным, общечеловеческим, классовым и личным − низвергнуть Сталина с того исторического пьедестала, на который он вознес себя не столько сам, сколько бурные исторические события. Задачей мощой пропагандисткой машины, оказавшейся в руках “перестройщиков”, стала цель доказать, что реальная историческая драма, которую пережила страна и режиссером-постановщиком которой выступал Сталин, являет собой сплошную цепь преступлений, бесчеловечных репрессий и т.п. В результате такой предвзятой ориентации интересы исторической истины оказались в забвении или, в лучшем случае, отодвинуты на задний план. Активным и эффективным отрядом борцов против сталинизма выступали диссиденты, все обиженные и недовольные существовавшим строем. В итоге этой многолетней и организованной по всем правилам ведения широкомасштабной кампании история превратилась в трагический фарс, а главное действующее лицо всей трагедии − в запатентованного преступника. Реальная история была трансформирована в псевдоисторию. Таковым был социальный и политический заказ власть имущих. Им необходимо было создать морально-психологические условия и предпосылки для низвержения существовавшего социалистического уклада жизни, а полная и безоговорочная дискредитация Сталина играла роль одного из наиболее эффективных инструментов реализации их потайных целей.

В своей работе автор предпринял попытку беспристрастно подойти к исследованию политической биографии Сталина. В каком-то смысле это и ответ на некоторые наиболее беспардонные извращения исторических фактов или же их интерпретации в заведомо заданном ключе. Как он сам подчеркивает, он стремился всегда держать в памяти (и не только помнить, но и руководствоваться ими) следующие слова римского политического деятеля, оратора и писателя Цицерона: “ Первый закон истории − бояться какой бы то ни было лжи, а затем − не бояться какой бы то ни было правды” . В целом данная работа − лишь небольшой кирпич в фундамент здания исторической истины, которое еще предстоит создать учеными-историками и общественности в целом. Глубоко осознать Сталина и его объективную роль в нашей истории − это значит глубже и лучше понять сложный и противоречивый путь, пройденный нашей страной в минувшем веке. Это поможет не только уяснению прошлого, но и послужит в некотором смысле подспорьем для проникновения в суть происходящих ныне событий. Но, как говорят, на дворе сейчас другая эпоха и другие люди, другая страна и другое общество. Все это так. И хотя ход исторического процесса необратим и его нельзя повернуть вспять желанием или усилиями отдельных социальных групп, тем не менее познание исторических закономерностей, лежащих в основе движения общества, имеет первостепенное значение не только для истории, но и для современности.
Сталин формировался как самостоятельно и оригинально мыслящий политический деятель на протяжении довольно длительного времени. Он выработал в себе способность к концептуальному мышлению: научился анализировать события и явления общественной жизни, и на этой базе выдвигал идеи и предложения, которые составляли платформу его политических действий. Он стремился смотреть вперед и всегда видел цель, во имя которой он работал. Соединение концептуального мышления с целеустремленностью придавало его политической философии действенность, силу и энергию. В дальнейшем эти качества позволили ему взять на себя бремя высшего руководства в партии и стране. И это бремя оказалось ему по плечу. Он обладал широким государственным кругозором, умел видеть перспективы развития, чего дано не каждому. Грандиозность задач, стоявших перед страной, как бы возвышала его самого и требовала от него, чтобы он соответствовал масштабам и сложности этих задач.

Сталин проявил себя не только как мыслящий политик, тонко разбирающийся во всех хитросплетениях политической борьбы, но и как человек исключительно целеустремленный, умеющий добиваться поставленной цели вопреки всему, наперекор всем трудностям и преградам, встававшим на его пути. Да, он был безжалостен и часто весьма неразборчив в своих действиях и поступках. Груз моральных угрызений не отягощал его сознание, не давил тяжелым бременем на его плечи. Достижение поставленной цели являлось главным побудительным мотивом, основной пружиной, которая раскручивала всю его кипучую энергию. Конечно, нельзя не признать, что поведение Сталина-политика часто укладывалось в рамки известных постулатов Н.Макиавелли. Политику Сталина не увязывал с моралью, что, естественно развязывало ему руки для действий и поступков, не укладывавшихся в строгие моральные принципы. Он считал, что мораль и ее принципы должны быть подчинены классовым интересам, поскольку и мораль и нравственность, по его убеждению, также всецело имели классово обусловленную природу. Кстати, сам Н.Макиавелли хорошо сознавал трудности, неизбежно сопряженные с глубокими общественными переворотами в истории. Не случайно он писал: … “надо знать, что нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми. Кто бы ни выступал с подобным начинанием, его ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки, и холодность тех, кому выгодны новые.” В приложении к эпохе, когда развертывалась деятельность Сталина, речь шла не просто о замене старых порядков новыми в условиях существования одного и того же общественного строя, а о кардинальной смене самих устоев прежнего уклада жизни.
Сталин прошел сложную эволюцию. Он никогда не стоял на месте, чтобы не отстать от жизни. Одним из магистральных направлений теоретической и политической эволюции Сталина является переход его на позиции широкого государственного мышления. От бунтаря-революционера к государственнику − таково направление эволюции всей системы политических взглядов Сталина. В итоге квинтэссенцией, ядром политической философии Сталина стали концепции государственного строительства. Если бы Сталин не пошел по этому пути, то едва ли оставил сколько-нибудь заметный след в истории нашей страны.
Несколько слов о печально известных негативных качествах Сталина, благодаря которым многие историки причисляют его к тиранам и злодеям мирового масштаба. Автор не стремится и не в силах, даже если бы он этого и желал, обелить Сталина, ибо на нем лежит тяжкий груз ответственности за многие проступки и преступления, совершенные во второй половине его политической картеры. Это, пожалуй, самая сложная и вместе с тем самая противоречивая страница его политической биографии. Простых объяснений тут нет и не может быть. Но уклониться от них не дано. История еще ждет исчерпывающего объективного и беспристрастного ответа на многие вопросы, касающиеся именно этой стороны деятельности Сталина. Заклеймить мало. Надо дать ясное и всестороннее объяснение всему тому, что имело место в истории его жизни. Для этого нужна вся палитра красок, а не только черная или белая. И при этом следует помнить и не забывать слова великого немецкого поэта Гете: “И великий человек − всего лишь человек.”


Короткий по меркам истории период 1924 − 1939 г. стал целой эпохой в жизни нашей страны и в жизни самого Сталина. Эпохой, сотканной из противоречивых событий, спрессованных в единое целое. На основе широкого круга источников и материалов автор детально рассматривает основные перипетии борьбы Сталина против своих политических противников − Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина и др. − и раскрывает истоки и причины того, почему именно Сталин оказался победителем в этой жесткой борьбе. В эпицентре внимания находятся такие фундаментальные события тех лет, как индустриализация и коллективизация, вошедшие в историю нашей страны как великий, но слишком крутой перелом в ее судьбах.
Большое внимание уделено теме сталинских репрессий 30-х годов, оставивших неизгладимый след в жизни целых поколений. Автор дает свое объяснение этим репрессиям, освещает наиболее значимые судебные процессы той поры, отвечает на злободневный до сих пор вопрос: почему подсудимые давали признательные показания. В работе освещаются начало и финал “ежовщины“ как одной из самых мрачных страниц советской истории. Должное внимание уделено и вопросу о том, в силу каких причин Сталин положил конец масштабным репрессиям и взял курс на консолидацию в обществе. Хотя издавна бытует афоризм, что только у великих людей бывают великие пороки, с его помощью нельзя ни объяснить, ни тем более обелить перед историей и будущим репрессии и чистки 30-х годов.
Вместе с тем, через весь трехтомник красной нитью проходит одна мысль − успехи и достижения советского народа выступали в качестве главной, определяющей черты развития нашей страны в тот период. Именно тогда Советская Россия по-настоящему встала с колен и превратилась в великую державу. Именно тогда были созданы материальные и иные предпосылки для грядущей победы над фашизмом. Не будь всех тех великих свершений, судьба нашего государства могла оказаться совершенно иной. Созданная по инициативе и под руководством Сталина мобилизационная экономика, вся мобилизационная система советского общества, сыграли свою незаменимую историческую роль, отрицать которую могут только те, кто не хочет считаться с фактами.
Позитивной чертой является то, что мысли и оценки автора не страдают категоричностью и запрограммированной направленностью − как для читателя, так и для самого автора остается широкое поле для размышлений и сомнений.

Во имя исторической правды, во имя нашего героического и вместе с тем трагического прошлого мы просто обязаны подходить к страницам давно минувших дней не предвзято, смотреть в прошлое не зашоренными глазами. Надо прежде всего понять это прошлое и воспринимать его не через призму сегодняшних убеждений или предубеждений. В конце концов прошлое не переделаешь, оно уже записано на скрижалях истории и останется таким, каким оно было в действительности.
Давая обобщенную оценку тем полутора десяткам лет, которым посвящен второй том, надо признать как неопровержимый факт, что наша страна смогла за эти короткие годы подняться с колен и стать вровень с другими великими державами. Индустриализация и коллективизация, бурный подъем науки, культуры и образования, формирование новых морально-этических принципов отношений в обществе и многое другое − все это стало фундаментом нашей будущей победы в войне против фашизма. Меч нашей победы был во многом выкован именно в эти годы.
И в этом величие тех лет. Величие, которого никто не может ни отнять, ни предать забвению. И одним из важнейших предпосылок того, что нашей стране оказалось по плечу решение этих исключительно трудных, почти немыслимых задач, явилось то, что Сталину удалось осуществление разработанной им стратегической программы создания мобилизационной экономики. Но подчеркивая первостепенную важность данного аспекта проблемы, нельзя забывать и о том, что не только экономика строилась и развивалась как мобилизационная. Можно, не греша против правды, сказать, что вся жизнь страны, всего ее населения была пронизана мобилизационным духом. Если бы этого не было сделано, то будущее России могло бы пойти по иному руслу, поскольку она оказалась бы неспособной противостоять столь мощному и грозному противнику, как Германия, поставившая на колени почти всю Европу за считанные месяцы.
Но приписывать все заслуги, как и все грехи, одному Сталину не только нелепо, но даже по-своему смешно. Хотя не менее глупо отрицать как первое, так и второе. Главное заключалось в том, что Советский Союз к началу 1939 года оказался на переломном рубеже. Вал событий накатывался с небывалой силой. Политические мизансцены менялись с головокружительной быстротой. Предстояли великие испытания, и такие испытания могла выдержать только советская страна, впитавшая в себя самые дорогие и самые ценные исторические национальные традиции русского народа и других населяющих ее народов. Говорят, что победителей не судят. Это верно. Зато судят, и при том без всяких скидок и снисхождения, тех, кто заранее не готовил условия для победы. А эти условия как раз и были подготовлены за полтора десятилетия, о которых речь шла в представленной вниманию читателя работе.
Чтобы поставить Сталина на заслуженное им место в истории нашего отечества и всего мира, необходимо прежде всего проникнуться духом и содержанием эпохи, в которую он жил и на которую наложил печать своей личности. И чем дальше от нас отдаляется эта эпоха, тем явственнее выявляется в сознании как ее современников, так и потомков, ее почти уникальная сложность, противоречивость, динамичность, стремительность и крутизна исторических поворотов.


Фактом является то, что Сталин не только вошел в историю, но, фигурально выражаясь, сам открыл дверь, которая вела его историческое бессмертие. И его почитатели, и его непримиримые и неистовые критики — все они едины по крайней мере в одном: Сталин был фигурой исторического масштаба. Но признанием этого факта и заканчивается совпадение взглядов и оценок обеих сторон. Дальше открывается полная и диаметральная противоположность исторических вердиктов, выносимых этой фигуре.
Для одних он — прежде всего созидатель великой державы, унаследовавший многие традиции своих предшественников, скрепивший единство Советской России не только грандиозными свершениями во всех областях ее жизни, но и, признаем это без оговорок, кровью и потом многих миллионов своих соотечественников. Сталинская Россия по праву заняла свое достойное место среди всех государств мира. Больше того, она стала одной из вершительниц судеб послевоенного мира. Сталин добился того, что наша страна расширила границы и рамки своего влияния так далеко и так широко, как никогда прежде. Можно сказать, что при Сталине и во многом благодаря его курсу она встала во весь рост и голос ее был слышен повсюду. И к нему не просто прислушивались, с ним считались как одним из решающих голосов.
Для других он — тиран, на совести которого кровь и страдания миллионов неповинных жертв, душитель и гонитель всего демократического, всего, что могло бы вывести Советскую Россию на так называемый путь общечеловеческого развития и экономического процветания в соответствии с эталонами западных стран и законами свободного рынка. В глазах этих противников Сталин —гигантский тормоз на пути исторического развития страны.


Истории не знакомо такое понятие как вакантное место, в ней все подчиняется строгим закономерностям, хотя и случайности играют далеко не последнюю роль. Каждая значимая по масштабам своей эпохи личность входит в историю, но отнюдь не каждая остается в ней надолго или навсегда в качестве бесспорной фигуры поистине исторического формата. Сталин относится к категории государственных и политических деятелей, который далеко вышел не только за рамки своей страны, но и своей эпохи. И это прежде всего благодаря тому, что целая историческая полоса (в данном случае правомерно применить и понятие эпоха) связано с его именем. Сталинская эпоха — весьма важный и значительный этап в историческом развитии России. Она, будучи по своей природе, принципиально иной, чем предшествовавшие ей, в силу внутренних законов развития, сохранила органическую и неразрывную связь с прошлыми эпохами, подтвердив универсальность закона связи времен в истории как важнейшей качественной черты исторического развития в целом.
Коснемся еще одного аспекта проблемы. В историческом процессе морально-этические нормы и правила, сами по себе имеющие основополагающую ценность и самоценность, в реальной жизни вступают в объективно обусловленное противоречие с суровыми данностями той или иной эпохи. И общие нравственные принципы прокладывают себе дорогу отнюдь не в каждый данный исторический отрезок времени. Если бы это было не так, то вся человеческая история представляла бы собой сплошную идиллию в вымышленной Аркадии. Но беспристрастный взгляд на историю видит совершенно иную картину. Политика, которую проводил Сталин, конечно, не отрицала мораль, законы нравственности и справедливости, гуманизма и уважения к личности. Но она исходила из принципиально иного их истолкования — мораль и ее законы должны были служить интересам утверждения нового общественного строя. Общечеловеческой морали как бы не существовало, а имела силу лишь классовая мораль, которая была своего рода критерием правильности или ошибочности тех или иных методов достижения цели. Проще говоря, Сталин не только отрицал, но и презирал буржуазную мораль, считая ее орудием реализации классовых интересов эксплуататоров. Его понять, конечно, можно. Но согласиться с ним — значило бы поставить под знак вопроса исходные посылки человеческого прогресса, который не может зиждиться на урезанной морали одного класса. Походя, следует заметить, что господствующие классы всегда свою собственную мораль и свои собственные нравственные нормы возводили в ранг единственно правомерной и законной. Это замечание применимо и к морально-нравственным понятиям современной эпохи, когда в практическом воплощении они превращаются в свою противоположность.

Критика Сталина, безудержная клевета и извращение социализма как определенного исторического этапа нашей жизни — эта задача стоит в качестве одной из наиболее приоритетных задач нынешней правящей российской элиты. Если бы социализм был настолько плох и неэффективен, то он не выдержал бы столь тяжелых и невиданных в истории испытаний, как, скажем, Великая Отечественная война. Если бы социализм был настолько чужд интересам всестороннего развития страны, то Советская Россия оказалась бы на обочине прогресса человеческого общества, а не в ряду самых великих и передовых держав мира. И если бы, наконец, новый социальный уклад и режим, стоящий на его страже, не были бы близки широким массам населения, не отвечали бы его насущным интересам, то совершенно излишним было бы денно и нощно вопить о пороках социализма, о кровожадности его созидателя, и вообще тема Сталина и сталинизма не занимала бы столь обширное место в идеологической обработке населения с помощью мыслимых и немыслимых средств и методов. Правда, при всем разнообразии и колоритности того или иного метода, все их роднит одна черта — задача оболгать прошлое и представить его в виде первого круга дантовского ада.
Критики Сталина ставят ему в вину то, что он не гнушался использовать и такие инструменты политики, как разделение сфер влияния. Чаще всего в качестве наиболее типичного примера они оперируют фактом заключения договора о ненападении и секретных протоколов к нему. Далее, указывают и на создание советской сферы влияния в Восточной Европе. Что можно возразить этим критикам? Вся история международных отношений как раз и являет собой историю раздела сфер влияния и борьбы за достижение такого влияния. Имеется бесчисленное число двусторонних и многосторонних договоров, юридически фиксировавших разделение сфер интересов и влияния. Так что Сталин здесь не внес ничего оригинального и нового, поэтому упреки в его адрес выглядят скорее данью лицемерию, чем данью исторической истине. Если же мы хотя бы на миг обратимся к ситуации в современном мире, то увидим, что практика разделения мира на сферы влияния вот уже на протяжении многих и многих десятилетий проводится в жизнь единственной сверхдержавой — Соединенными Штатами Америки. Причем они это делают без всякой оглядки на международные законы и право как таковое. Вашингтон объявляет сферой своих жизненных интересов страны и целые регионы, расположенные на тысячи и тысячи километров от них.

Если говорить обобщенно, то без тех колоссальных по масштабам и одновременно исключительно крутых по методам своей реализации мер, Советская Россия едва ли оказалась способной выдержать невиданные испытания, связанные с войной и противостоянием с западными державами, откровенно враждебно относившимися к ней. Запад пугал не только, а, может быть, и не столько большевизм как таковой, хотя об этом трезвонили чуть ли не с каждой политической колокольни все противники России. Запад страшили укрепление могущества нашей страны, ее превращение в один из решающих центров мировой политики. И сдается, что если бы история предоставила такую уникальную (и добавим — абсолютно нереальную) возможность, как возвышение и укрепления России на либерально-демократической основе, то и в этом случае отношение к России со стороны Запада едва ли изменилось на 180 градусов. Оно в целом оставалось бы в лучшем случае настороженно-отчужденным, а скорее всего откровенно или замаскировано враждебным.
Поэтому при глобальной исторической оценке всего комплекса проблем, касающихся отношений Советской России с Западом на всем протяжении сталинской эпохи, чтобы не впасть в непозволительное упрощение, необходимо постоянно держать в уме эту посылку. Кому-то она покажется откровенно антизападной и антидемократической, пронизанной духом русофильства, доведенного до абсурда. Однако в реальной политике мы имеем дело с реальными вещами, а не философскими абстракциями. И враждебность Запада Советской России в сталинскую эпох (и не только тогда) является чуть ли не исторической аксиомой, не нуждающейся в доказательствах.
Три тома биографии Сталина посвящены описанию не просто всей жизни Сталина вообще. Можно сказать, что львиную долю, если практически не все место, занимает раскрытие его многогранной и масштабной деятельности как политика и государственного руководителя. Личные черты и особенности характера Сталина как человека не были предметом исследования автора , они остались как бы за рамками. Конечно, в ряде случаев приходилось касаться отдельных качеств Сталина как человека, ибо любой политик — это прежде всего человек, и вся совокупность его черт характера неизбежно в той или иной форме находит свое отражение и в его политике. Однако все же личной жизни вождя, его жизненному стилю отведено скромное место. Возможно, это — серьезный пробел работы. Однако, мне думается, что данная тема заслуживает специального исследования, а не поверхностного описания, что имеет место в литературе о Сталине.

Бывший британский премьер, выступая 21 декабря 1959г в палате общин в годовщину 80-летия Сталина, произнес следующий панегирик почившему тогда еще недавно советскому лидеру. Надо отметить, что это выступление британского деятеля постоянно цитируется в изданиях левого толка и встречается на многих сайтах интернета. Вот что он сказал:
«Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.
Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.
Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением.

Что ж, история, народ таких людей не забывают» .
Сталин умер более полувека назад, но его политическое наследие не ушло вместе с ним. Оно составляет часть нашего общего исторического наследия, которое богато как событиями славными, так и событиями, о которых приходится вспоминать с чувством сожаления и горечи. В этом смысле Россия ничем не выделяется из других стран. Исторический процесс — это не сплошное триумфальное шествие, а тернистый и неизведанный путь, где великие свершения соседствуют и совмещаются с великими трагедиями. В таком сложении хода истории как раз и выражается ее неповторимость и порой даже мистическая загадочность. Хочется привести слова американского биографа Сталина Р.Макнила, выразившего разумную мысль по данному вопросу: «Нет смысла в попытках реабилитировать Сталина. Сложившееся впечатление, что он организовывал кровавые бойни, подвергал пыткам, заключал в тюрьмы и вообще подвергал репрессиям в огромных масштабах ― это не было ошибкой. С другой стороны, невозможно понять этого исключительно одаренного политического деятеля, приписывая только ему все преступления и страдания его эпохи, или представлять его просто в качестве некоего монстра и как психическую болезнь. С самой юности до самой смерти он был бойцом того, что, как и многие другие, рассматривали как справедливую войну.»
Политическое наследие Сталина противоречиво и многогранно, оно несет в себе не только положительное содержание, которое может быть востребовано современниками и потомками, но и немало деструктивного, особенно в сфере прав и свобод личности, в сфере неограниченного применения насилия как инструмента достижения определенных экономических и политических целей.
Конечно, К.Маркс был прав, называя насилие повивальной нянькой истории. Однако функции насилия в историческом процессе имеют свои границы и свои пределы, перешагнув через которые, насилие превращается в орудие не созидания, а разрушения. К тому же, видимо, формулу Маркса не следует абсолютизировать, придавать ей вневременное действие и значение. Очевидно, в современных условиях эта функция насилия становится в силу объективных обстоятельств все более ограниченной рамками общего процесса развития человеческой цивилизации.


Сталин же придавал этой формуле универсальное значение, что наглядно выразилось в одной из его базисных концепций — теории обострения классовой борьбы по мере упрочения позиций социализма как нового общественного уклада. Исторический опыт доказал, что данная теория, особенно при ее расширительном толковании, способна нанести колоссальный вред развитию общества. И давая оценку политическому наследию Сталина, нельзя оставлять вне поля зрения эти отрицательные моменты. Автор на протяжении трех томов не раз подчеркивал мысль о том, что истории, а значит и приверженцам социализма, не нужен лакированный Сталин. Такой Сталин не нужен был и самому Сталину, хотя по ряду причин именно такой его образ господствовал в Советском Союзе при его жизни. Не стоит еще раз распространяться на тему сложности, многомерности и противоречивости самой личности Сталина. Необходимо лишь еще раз особо подчеркнуть, что эти его качества нуждаются в серьезном анализе и глубоком научном обобщении. И объективная критика отдельных периодов его деятельности, в том числе весьма серьезных ошибок, просчетов и провалов, не может умалить историческую значимость этой поистине исполинской фигуры.
Но как бы то ни было, намерения Сталина, его сокровенные желания в той или иной форме отражены в его политическом наследии. Некоторые рьяные защитники Сталина готовы принять все его политическое наследие в целом как своего рода руководство к действию. Они не хотят видеть или сознательно игнорируют многие теневые стороны этого наследия. Сталинизм как политическая система и как совокупность определенных теоретических, политических и идеологических взглядов и установок принадлежит истории и не может возродиться на своей прежней основе. Он был порождением своей эпохи и со сменой эпох сошел с исторической сцены. Искусственно оживить его, вдохнуть в него новую жизнь никому не под силу, ибо исторические условия современности совершенно иные, чем были прежде. Это утверждение кое-кто может истолковать как косвенное осуждение тех, кто ныне в России и за ее пределами выступает в защиту Сталина и его идей, кто называет себя сталинистами. Однако такая интерпретация в корне неверна: не осуждая сторонников и поклонников Сталина, уважая их идейную твердость и верность прежним идеалам, нельзя закрывать глаза и на преступления Сталина.

Совершенно очевидно, что можно и не быть рьяным сталинистом, чтобы по достоинству оценивать сталинское политическое наследие, видеть в нем не только плохое, но и хорошее, не только деструктивное, но и созидательное. Почти 60 лет, минувших со времени смерти вождя, не только не похоронили это наследие, но даже во многом раскрыли его действительное историческое значение. Оно — не только органическая составная часть нашего прошлого, но и богатый кладезь бесценного исторического опыта, опыта, который может сослужить свою службу и нашим современникам и потомкам. Подлинно великое, даже окрашенное порой в мрачные краски суровой эпохи, никогда бесследно не исчезает, оно продолжает свое бытие и после ухода из жизни своего создателя. В этом и состоит закономерная логика исторического процесса. То, что Сталин принадлежит к числу наиболее значимых фигур XX века, очевидно из без всяких опросов. Вся его политическая и государственная деятельность, а если говорить шире, вся его жизнь — самое убедительное свидетельство этого.
Завершая, можно сказать, что автор трехтомника, проделал огромную работу и вне свой вклад в раскрытие роли Сталина в нашей истории. Но в целом же все еще предстоит немало сделать, чтобы во всей достоверности раскрыть в исторической ретроспективе характер сталинской эпохи и роль ее главного действующего лица.

 

 

01 Март 2010

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
МИНТРУД ОБСЛУЖИВАЕТ ИНТЕРЕСЫ КОГО УГОДНО, ТОЛЬКО НЕ ЛЮДЕЙ ТРУДА
СОЦИНТЕРН ПРИЗЫВАЕТ ВХОДЯЩИЕ В НЕГО ПАРТИИ ВНЕСТИ ВКЛАД В ВОЗРОЖДЕНИЕ БОРЬБЫ ЗА МИР
ПОЛИТИЧЕСКАЯ НИЧЬЯ
СПАСТИ ПРОФСОЮЗЫ: БЕРНИ САНДЕРС ПРЕДСТАВИЛ НОВЫЙ ПЛАН ПО УВЕЛИЧЕНИЮ ЗАРПЛАТ

Новости
27.11.2020 Лукашенко заявил, что при новой конституции уже президентом работать не будет
26.11.2020 СР начнет сбор подписей депутатов для обращения в КС по пенсиям работающих пенсионеров
25.11.2020 Еврокомиссия напомнила о важности свободы СМИ на фоне законопроекта во Франции
25.11.2020 Боливия будет сотрудничать с правозащитниками при расследовании насилия на протестах
25.11.2020 Сергей Миронов предложил выплатить малоимущим 10 тысяч рублей к Новому году
25.11.2020 Оппозиция Белоруссии считает нужным проводить референдум по конституции вместе с выборами

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"