все поля обязательны для заполнения!


 
ЕВРОПЕЙСКИЙ КРИЗИС - ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ
УЛЬРИХ БЕК
Германский социолог и политический философ, профессор Мюнхенского университета и Лондонской школы экономики, автор концепций «рефлексивной модернизации» и «общества риска».

Однажды Европа уже сотворила чудо: враги стали соседями. Главный вопрос, который стоит перед нами в свете кризиса евро: каким образом Европа может гарантировать своим гражданам мир, свободу и безопасность в рискованных бурях, бушующих в мире глобализации? Для этого потребуется не меньше, чем второе чудо: как может Европа бюрократии стать Европой граждан? Давным-давно, после девальвации греческого долга, люди свободно задышали и стали строить надежды: Европа устояла и была, как казалось достаточно сильной и маневренной, чтобы преодолеть свои проблемы. Затем греческий премьер-министр, Георгиос Папандреу заявил, что хотел бы поставить этот судьбоносный для греческого народа вопрос на референдум. И тогда вдруг и всплыла скрытая, перевернутая реальность. В Европе, которая так гордится своей демократией, кто-то, практикующий демократию, становится угрозой для Европы! Папандреу был вынужден отменить демократический референдум.Еще некоторое время тому назад мы надеялись, что, как писал немецкий поэт Гельдерлин, "там, где есть опасность, там и спасение", сегодня на горизонте возник новый счетчик реальности: «там, где есть спасение, также возрастает и опасность». Как бы то ни было, людей беспокоит тревожный вопрос: «Являются ли меры, принятые для спасения евро отменой европейской демократии?» «Останется ли ЕС в результате пересмотра договора о спасении ЕС таким, каким мы его знаем, или же он превратится в Европейскую Империю с германским штампом?" Не породит ли этот непрекращающийся кризис политического монстра? Совсем недавно было принято пренебрежительно рассуждать о какофонии в Европейском Союзе. Теперь вдруг в Европе возник единый телефон, который звонит в Берлине и на данный момент принадлежит Ангеле Меркель.Вчера казалось, что кризис поднимает старый вопрос об окончании (finalité) объединения Европы: должна ли Европа стать нацией с большой буквы, конфедерацией, федеративным государством, просто экономическим сообществом, неформальной ООН, или чем-то абсолютно новым, а именно, космополитической Европой, основанной на европейском законодательстве, исполняющей роль политического координатора европеизированных наций-государств? Все это уже стало почти фольклором. Даже сама постановка вопроса: "Какой мы хотим видеть Европу?" выглядит так, как будто еще осталась возможность выбора после спасения евро. Похоже, что поезд уже покинул перрон - по крайней мере это касается Греции, Италии и Испании. Безвозвратные изменения и сдвиги произошли не только в структуре власти. Обретает форму новая логика власти. Европейская грамматика власти Меркель составлена в соответствии с имперской разницей между странами-кредиторами и странами-заемщиками. Таким образом, это логика не военная, а экономическая. (В этом отношении, самое важное то, что любые разговоры о "Четвертом рейхе" являются неуместными.) В идеологической основе этой логики лежит то, что что я бы назвал германским евро-национализмом, то есть, расширенной европейской версией национализма немецкой марки. Таким образом, в Европе в настоящее время немецкая культура стабильности возведена в ранг руководящей идеи. Ряд немецких граждан полагает, что их модель оказывает на жителей Европы магическое воздействие: «Европа учит немецкий», - говорят они. Но реалистичнее было бы задаться вопросом: «Что является основой усиления власти?» Ангела Меркель объявила, что ценой за безудержные долги должна стать потеря суверенитета. Результатом станет дробление ЕС. Прежде всего это находит отражение в новом внутреннем конфликте между странами еврозоны и странами, не входящими в ЕС. Те, у кого нет евро, оказываются исключенными из процессов принятия решений, определяющих настоящее и будущее Европы. Они теряют свой политический голос, что наиболее очевидно в случае с Великобританией, которая переходит в состояние европейской неприменимости. Тем не менее, драматический раскол происходит и в новых, пострадавших от кризиса странах зоны евро, раскол между странами, которые или уже зависят или скоро попадут в зависимость от капельных вливаний спасительного фонда и стран, финансирующих спасительный фонд. У первых из них нет другого выбора, кроме как подчиниться властным требованиям германского евро-национализма. Над Италией, пожалуй, одной из европейских стран, нависла угроза прекращения игры какой-либо роли в дальнейшем в формировании настоящего и будущего континента. В обход парламентов, правительств и институтов ЕС основные правила европейской демократии в настоящее время приостановлены или даже опрокинуты. Принцип многосторонних отношений превращается в принцип односторонних отношений, равенство в гегемонию, суверенитет в лишение суверенитета, а официальное признание уступает место неуважению к демократии других народов. Даже Франция, которая долгое время играла доминирующую роль в объединении Европы, должна была подчиниться строгой критике Берлина и опасаться за свой ‌‌международный кредитный рейтинг. Будущее куется в лаборатории по спасению евро, но я надеюсь, что это не запоздалый европейский вариант Советского Союза где централизованная экономика функционировала на основе пятилетних планов производства товаров и услуг, здесь же им на смену приходят пятилетние планы по сокращению задолженности. Полномочия по их реализации в настоящее время переданы в руки «комиссаров», наделенных "правами прямого доступа» (Меркель), которые ни перед чем не остановятся снося «потемкинские деревни», построенные печально известными странами-должниками. Мы все знаем, чем закончился СССР. Но существуют ли иные возможности в условиях кризиса? На самом деле, ответ на вопрос, как это огромное пространство, включающее в себя 27 государств-членов, должно управляться, если перед принятием каждого решения, 27 глав правительств, кабинетов и парламентов необходимо убеждать, напрашивается сам. В отличие от ЕС, еврозона фактически является двухскоростным сообществом. В будущем только еврозона (не Евросоюз) будет действовать в авангарде европеизации, а это и будет представлять собой возможность для так необходимого институционального воображения. Разговоры об экономическом правительстве ведутся уже давно. Что за этим стоит, должно быть разработано, согласовано и протестировано. Рано или поздно будут выпущены весьма спорные еврооблигации. Министр финансов Вольфганг Шойбле уже выступает за введение налога на финансовые операции, которые, в расширенном ЕС, будет основываться на вето Великобритании. Однажды Джон Ф. Кеннеди удивил мир своей идеей о создании Корпуса мира. По аналогии, неоевропейская Меркель осмелилась удивить мир своим предвидением относительного того что кризис евровалюты касается не только сферы экономики, речь идет о европеизации Европы снизу, разнообразии и самоопределении, политическом и культурном пространстве, в котором граждане уже не противостоят друг другу как враги, которых лишили гражданских прав или обобрали. Создайте Европу для граждан сейчас! Любые разговоры о «расширении» и «углублении» тем самым приобретут новый смысл. Что действительно должно быть расширено и углублено, так это демократия в Европе. Одного верховенства закона и рынка недостаточно. Свобода нуждается в третьем столпе, если она собирается укрепиться, а имя ему - европейское гражданское общество, а конкретнее, европейская гражданская активность. Мы не должны бояться прямой демократии. Без транснациональных возможностей для вмешательств снизу, без европейских референдумов по европейской тематике, от которых содрогается океанский лайнер Европы, ничего не получится. Почему бы не избирать главу Европейской комиссии прямым голосованием, в котором бы участвовали все граждане Европы единовременно? Наверное, также имеет смысл создать новое учредительное собрание, которое бы на этот раз занялось легализацией демократии новой Европы - назовем его "Европейское Сообщество демократий". Это было бы новым началом, а не ответом на европейский кризис. Мы должны говорить о Европе о гражданине, citoyen, burgermaatschappij, ciudadano, obywatel и т.д., таким образом, антагонизм скрыт в объединяющей формуле «Европы граждан». Каждая из этих национально-культурных общин нуждается в таком пути к политической современности. Возможна ли европейская демократия без лишения прав голоса национальных парламентов? Предполагая, что человек признает, что осуществление демократических прав предусматривает разные варианты, может ли расширение демократических прав и возможностей в космополитичной Европе сопровождаться укреплением национальных демократий в государствах-членах? Ответ должен быть таков, новая Европа не будет следовать модели германского евро-национализма, новая Европа станет Европейским Сообществом Демократий. И совместный суверенитет становится фактором повышения власти и демократии. 

Оригинал статьи опубликова в издании Guardian 

19 Декабрь 2011

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
МИНТРУД ОБСЛУЖИВАЕТ ИНТЕРЕСЫ КОГО УГОДНО, ТОЛЬКО НЕ ЛЮДЕЙ ТРУДА
СОЦИНТЕРН ПРИЗЫВАЕТ ВХОДЯЩИЕ В НЕГО ПАРТИИ ВНЕСТИ ВКЛАД В ВОЗРОЖДЕНИЕ БОРЬБЫ ЗА МИР
ПОЛИТИЧЕСКАЯ НИЧЬЯ
СПАСТИ ПРОФСОЮЗЫ: БЕРНИ САНДЕРС ПРЕДСТАВИЛ НОВЫЙ ПЛАН ПО УВЕЛИЧЕНИЮ ЗАРПЛАТ

Новости
12.03.2022 Борич вступил в должность президента Чили и утвердил новое правительство
10.03.2022 Президентом Венгрии впервые избрана женщина Каталин Новак
10.03.2022 Россия выходит из Совета Европы
10.03.2022 Южную Корею после выборов может накрыть волна протестов – эксперт
10.03.2022 ООН на фоне санкций против РФ: ограничения не должны вредить обычным гражданам
09.03.2022 Приостанавливающие работу в РФ компании должны оплачивать сотрудникам простой - профсоюзы

Опрос
ОЦЕНИТЕ ВЫБОРЫ В ГОСДУМУ В 2021 ГОДУ






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"